Luther Freeman

Ролевик
  • Число публикаций

    5
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

4 Neutral

О Luther Freeman

  • Звание
    Newbie
  1. Опрос. Форт или сразу замок

    Система "Скифа" в этом вопросе была очень точна (на мой взгляд) а именно: Точка для захвата (флаг, форт, башня) на территории в черте которой нет поселений ставится в том месте где считает нужным администрация. А если поселение есть ( и оно живое - жители непосредственно участвуют в битве ( они не выступают третьей стороной в битве двух феодалов)) то точка ставится в черте этого поселения. Думаю что это очень РПшно. Ну а что бы 1 человек не сидел за стеной каменной и попробуй его взять, то тут правило требовало минимум 3 человека с каждой стороны. Дабы не случалось того что 1 воен на стене стоит и фиги осаждающим показывает. Не забываем что перемирие еще не отменили... Если феодал не желает того что его склад с кожами разграбят мародёры... Берём белую тряпочку и сдаёмся. А что вы хотели - устроить весёлую ферму? Развязал войну и допустил врага к воротам - будь готов к последствиям тяжелой жизни сурового 11го века.
  2. Опрос. Форт или сразу замок

    В страну оленью пришла беда, ВРАГ У ВОРОТ. И вот долгие месяцы войны довели страну до того что злые волки вплотную подошли к стенам главного города. Настал момент истины - либо феодал "Наф-Наф" выйдет из крепости и сдастся на милость захватчиков дабы уберечь от гибели и разорения свой город, либо будет держать оборону до последнего поросёнка. Но нет, нет, мой маленький слушатель. Это не конец. Оказывается, когда волк захватил все территории вокруг от столицы и фактический уже взял город в осаду, ему надо сначала сломать соломенный домик Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа и только потом сделать пару шагов в сторону что бы преступить к разрушению каменного домика старшего поросёнка "Наф-Нафа" ... "Но это же совсем не похоже на РП?!" "Можно понять осаду маленькой крепости на свободной территории, но тут идёт бой за столицу, зачем этот посредник?" Скажешь ты - мой маленький слушатель. А я отвечу тебе - "Так захотел автор"
  3. Дрэйк Denetar Aranlain, глава и владелец Malen Mindon, заявляет права на регион Долина Аран.
  4. А что за избранная группа лиц ? Можно вас попросить называть пальцы и загибать имена ? Или же вы это просто так сказали - для близиру?!
  5. Denetar Aranlain

    Ох, как же сильно болит голова... Зовут меня Denetar Aranlain, по крайней мере, так сказала мне моя мать когда меня еще будучи мальчиком забрали разбойники, и посадили в трюм корабля идущего далеко на юг. Я почти не помню её, не помню кем она была, кем был мой отец и откуда я сам. Помню, что нас было много таких же как я детей, подростков, юношей. Кто то плакал, кто то кричал, возмущался, ребята постарше даже попытались сопротивляться захватчикам. Но бунт был быстро подавлен, двоих зачинщиков вывели куда-то на палубу, люк трюма хлопнул и больше их назад не приводили. Разбойники нам сказали, что мы должны их благодарить, это спасёт нас от чумы, какой чумы и что это такое я не знал и просто думал о том, почему они тогда не стали спасать от чумы мою маму. Спустя несколько дней пути нас высадили на берег, я отчётливо помню, как ко мне подошел высокий худой человек и жестом головы указал мне куда идти. Меня забрали одного, другие дети и подростки что сидели со мной в трюме – остались на берегу. Я покорно побрёл в указанную сторону и увидел перед собой высокий частокол, а за ним большую гору одна сторона которой прогрызена словно надкусанное яблоко. И тогда ещё странное клацанье железа, звон тысяч молотков и кирок усиливался с каждым шагом и сливался в единую канонаду. Звук железа пробирал изнутри, он словно червяк заползал всё глубже в голову и казалось, что еще немного и я перестану различать что -либо другое - это был рудник рабовладельцев. Меня поставили в подмастерье к бригаде строителей, они строили деревянные фермы, сваи, опоры на руднике. Я тогда не знал о том, как мне повезло, так как большинство других работ были настолько тяжелыми что рабочие умирали прямо с кувалдами в руках на рабочем месте. Работал я усердно, старался выполнять свою работу качественно, я даже скажу, что она мне нравилась невзирая на то что я был обыкновенный раб. Но за то меня ценили и возможно даже уважали надзиратели, по крайней мере, мне хотелось так думать. Так началось моё детство, юношество, моя жизнь на руднике. Именно тогда я и повстречал на руднике своего первого друга, его звали Лютор. Он был такой же как я ребёнок, разве что на пару лет старше меня. Надо сказать, что детей туда привозили редко, но они там были. Я думаю, хозяин рудника хотел таким образом получить рабов не знающих свободы, а может и по каким другим причинам. Да и это было не важно, для меня в тот момент была важна дружба с Лютором. Он уже был в той бригаде, когда меня направили к ним на работу. Он заметил меня сразу и первый заговорил со мной, мне хотелось думать что он что то во мне заметил, что то особенное чего не заметили другие. Но сейчас то я понимаю что он просто увидел такого же как и он, ребёнка. Лютор уже успел поработать до меня пару лет, и поэтому знал этот рудник, знал что можно а чего нельзя. Именно он показал мне, как спрятаться от надзирателей так что бы они даже искать не начали. Он же научил меня писать и читать. Я помню, когда попытался написать своё первое слово, не знаю почему но первое слово которое я нацарапал на маленьком камушке это было слово «раб». Понятия не имею – каким образом такой ребёнок как Лютор, с его знаниями грамматики попал на рудник, должно быть он был сыном какого-то богатого и образованного человека. Об этом я его не спрашивал. Мы работали, общались, и жили на своём руднике. Спустя пятнадцать лет работы, я уже занимался больше умственным трудом чем физическим, так как хозяин рудника заметил во мне навыки инженерии и тягу к точным наукам. Я работал помощником инженера по новым разработкам. В мои обязанности входили работы по поиску новых месторождений на острове и разработке новых инженерных сооружений, которые помогут увеличить производительность. Кто-то может меня осудить за мою работу так как я перестал быть рабом и занял хоть и не высшую но всё-таки должность. Но я скажу так, - другой жизни я не знал, мне было примерно 9 лет когда меня забрали, у меня не было детства кроме этих рудников, другого мира я не знал и был уверен что так и устроена жизнь. Тем более моя должность мне давала нормальную по сравнению с другими, постель, еду и кров. К нам часто заходили корабли для погрузки руды, иногда с этих кораблей высаживали новых рабов. Но в тот день, в тот самый день пришел корабль, который не стали грузить, и рабов на нём не было. Спустя некоторое время ко мне подошел хозяин рудника и дал приказ подняться на палубу корабля что стоит у пристани, нужно было отправляться с ними на новое месторождение где-то на соседнем архипелаге. Не согласиться я не мог, это был приказ, но чувство тревоги от того что я покину этот уже такой родной рудник, пыталось становить меня. Тогда я в последний раз виделся с Лютором, он протянул мне свою ладонь, в его руке был небольшой округлый камушек, на котором когда-то давно детская рука нацарапала слово «раб». – «Держи, это твоё» сказал Лютор. Я пожал ему руку на прощание, убрал камушек в карман и поднялся на палубу корабля. На второй день пути налетел сильный шторм, наше судно мотало как щепку. Шторм не прекращался несколько дней и казалось, что это продлится целую вечность. Уже не помню на какой день этого ненастья я стоял на верхней палубе и держался за леер когда услышал крик - «Земля!» стоило мне поднять голову как судно вздрогнуло, раздался оглушительный треск и скрежет, палуба под ногами словно ожила и попыталась скорее покинуть судно. Все кто был на палубе в тот момент, свалились с ног и покатились кто куда, вперемешку с ящиками, бочками, снастями и такелажем. – «Мы наскочили на риф» кто то кричал на другом борту. Повсюду вода, огонь от разбившихся ламп, трупы и просто искалеченные люди. Наверное из-за того что я в тот момент крепко держался за леер я не улетел вдоль палубы и меня не пришибло грузом как тех бедолаг. Я слышал стоны раненых в трюме и решил залезть в трюм что бы помочь им. Как только я решился сделать первый шаг - треснул рангоут и рухнув рядом со мной, снес меня в воду, предварительно ударив по голове… Море… Море кругом, я плохо умею плавать, руками нащупав деревянный обломок палубы, ухватился и взобрался на него. Море сыграло с нами злую шутку, я вижу как успокаивается погода, как ровняются волны и наступает штиль, стоило только нашему кораблю погибнуть как погода тут же стала стихать. Нет сил. Я лёг на спину. Пытался оглядеться и увидеть наш корабль, его нет. Надеюсь меня спасут. Нет сил, и очень сильно болит голова, ночное небо и звёзды, всё что я могу видеть в этой темноте. В бреду я вижу наш рудник, людей, что работали там, мёртвых людей. Всех тех, кто умер за все те годы, что я там пробыл. Они всё так же работают, всё также долбят эту неприступную скалу кувалдами и кирками. Зачем? Они уже давно умерли, сотни и сотни людей, сотни и сотни смертей. За те годы, что я пробыл на руднике, смерть стала чем-то обычным, часть человеческого быта. На деле она такой и была. Я не терял близких, их у меня на руднике не было и по этому, сам перестал страшиться смерти. Она приходила к людям в самый разный момент, и я понимал что её не стоит бояться. Она придёт за мной тогда когда это будет нужно. Рудник стал размываться и вместо рудника я увидел свою маму. «Мама, я так давно тебя не видел»… Я совсем маленький ребёнок и она крепко держит меня, я вижу, как она плачет и сквозь слёзы говорит мне - «Тебя зовут Дэнэтар, Дэнэтар Аранлайн» В тоже мгновение коренастый мужчина вырывает меня из её рук и тащит на пристань к кораблям… Ох, как же сильно болит голова... И вот я стою на палубе торгового судна, пытаюсь особо не думать так как голова после удара болит очень сильно, вглядываюсь в горизонт, и попутно слушаю разговоры о том, что судно это держит курс на так называемый новый свет, новую землю. И о том как меня без сознания вытащили из воды. Люди на борту все стремятся туда попасть, говорят о новой жизни, о том, что там можно начать всё с начала. Я стоял и смотрел на тех людей, что вытащили меня, они говорили о новом свете и новой жизни. Ну раз жизнь новая то я попробую начать сначала. Мне еще многое следует узнать о свободе, о жизни и смерти, о религии. Да, религии, на руднике конечно были те кто молился своим богам но не думаю что их боги были благосклонны к тем бедолагам. Иначе как объяснить то, что боги отправили их на рудник в качестве рабов. Благо на руднике я хорошо освоил строительные науки, да и Лютор научил меня грамоте. Лютор – единственный наверное человек смерти которого я бы страшился и за жизнь сделал бы многое. Тут же в новом свете таких людей у меня нет. И это хорошо. Ну а что о свободе? Да, я теперь свободный, «но был ли я рабом?» - не думаю, как я уже говорил – другой жизни я не знал и думал что так и устроен мир делящий всех людей на тех кто имеет право и на тех кто нет. Посмотрим, как с этой самой свободой обстоят дела вне рудника. Попробую начать с начала, раз-уж выпал такой шанс. «Но что я могу начать, какое начало меня там ждёт?» «Посмотрим»