Anabor Barlony

Ролевик
  • Число публикаций

    8
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

3 Neutral

О Anabor Barlony

  • Звание
    Newbie
  1. Это будет излишне. Если до меня дошли лишь слухи - то это очень хорошо. А если такое действительно имеет место быть - то всё очень плохо. А так, приятно было провести время, просто не по мне некоторые моменты. Я был на больших РП проектах, есть с чем сравнивать. Повторюсь, но тут совсем не то. Хотя у каждого своё представление. Надеюсь у вас получится что-то хорошее. За сим откланиваюсь.
  2. Правила, которые меняются в угоду избранной группы лиц (Сначала запрещены фундаменты каменных стен до 3-го монумента, их сносят не возвращая ресурсы. Потом разрешают фундамент всем т.к. ... не будем показывать пальцем) - не являются правилами. Так, рекомендации. А ждать, когда это полотно букв вновь перекроят по причине неудобства для "кого-то" не сильно то и хочется.
  3. *Истеричный визг* - Считаю до трёх! Раз! Два! Три! Объясните, что здесь происходит!? (Удар в голову) - Забанены. Как-то так и было)
  4. Массированная DDoS-атака

    Напишите как поднимут сервера
  5. Массированная DDoS-атака

    А с одноимённым пиратским сервером всё в порядке
  6. Итак начнёмс. Что мы имеем? Холм наполовину земляной, наполовину каменный. Множество багованных перепадами клеток (спасибо карт-мейкеру). И цель: разместить на данной малой площади все необходимые для жизни постройки (включая донжон каменный, чтобы участвовать в полит. игре). Теперь к делу. Та "насыпь" это всего лишь земля, снятая для выравнивания места внутри частокола. Куда нам ещё было её высыпать? На уровне в 52 м. будет стоять малый донжон. На уровне 53 м. (хоз. двор) будут хозяйственные постройки соответственно. Что не понравилось не понял. Т.е. если бы мы, не сделали там 2 выровненных полосы посреди спуска никаких вопросов бы не возникло? Да от них толку как от ПВЕ-шника на ПВП сервере. Или же разделение поселения на несколько дворов это уже перебор?
  7. Anabor Barlony

    - Ну и погодка. Главное чтобы крыша не протекла, а то снова мастера вызывать грошей не напасёшься! Вы то тут каким лядом? Тяжёлый взгляд из под массивных надбровных дуг заставил трактирщика непроизвольно попятиться. - Ты это мне? - спросил широкоплечий мужичина. - Ясное дело вам, кому же ещё? Мы тут одни. Кто в такую слякоть пойдёт ко мне? Разве что проезжий странник заглянет. - А нука, налей мне пинту пенного! - с этими словами он ударил ладонью по стойке с такой силой, что посуда стоявшая на ней подпрыгнула. Но после того, как он убрал ладонь, там осталась пара медяков. - Бить конечно не обязательно было, я и так вижу что силы в тебе хоть отбавляй. А вот грошики это дело хорошее, лишними никогда не будут. Сейчас принесу. Трактирщик сгрёб монеты в свою, слегка пухленькую ладошку, и убрал их в карман фартука. После чего семенящими шажками позвенел в кладовую. ... - Вот! Не пожалел, самого лучшего нацедил. Мне то что, от меня не убудет, а для хорошего человека не жалко. Да и не просто так ведь несу. Ночь то у нас длинная и погода ещё не скоро наладится. А вы как погляжу не нашенских краёв. Так поведайте мне, уважте любопытство, откуда пожаловали и зачем прибыли? - Много ты говоришь, трактирщик. - пробасил странник отхлёбывая пива. - Но за такой напиток я пожалуй тоже расщедрюсь на словцо. ... - Звать меня Анабор, что из рода Барлони. Чего вжался? От знатного рода одна фамилия осталась. Давно потеряли надменные манеры мы. Я и вовсе не застал ничего. Прадед мой ещё не признавал челядь. Но потом как по наклонной. То пожары с засухой урожай посушат да пожгут, то мор на деревню нападёт. Так и потерялось всё. Уже дед мой начинал в народ ходить, работал в полях с ними. А как иначе? Либо гордость, либо голодная смерть. Да и ты представить себе можешь? Как на севере летом могут быть пожары? Не иначе проклятье или чей-то злой умысел. - Точно, проклятье! Мне однажды бабка рассказывала. Что есть такие люди-нелюди. Живут в глухих чащах, со зверьём лопочут. А как к людям выйдут, сразу пакости творятся вокруг. Но в живую говорит не видела. Видать у вас такой молодчик там и жил. - Уймись ты! Ишь раскудахтался! Ты бы лучше пива подлил. Вместо того, чтобы перебивать доброго человека. - Да полно те батенька. Ты смотри, пива ещё много. Вот как дно кружки увидишь - тогда и схожу. - Знаю я вашу породу. Ну да ладно - продолжу. Отца дед воспитал уже в народе. Так как терем наш погорел одним годом и жили в обычной избе. С мужиками водил его по медведей, волков да лосей. Живности у нас было хоть отбавляй. Но не только на копьё насаживать умеем. У рода нашего душа к созиданию лежала. Как в ваших краях кличут - архитекторы мы. Ещё с подстольного возрасту отца забирали на рубку изб. Тот пилой в 4 года орудовал как заправский столяр. Да бегал веточки собирал. Чтобы рамы сушильные клеить, шкур то много было. А с возрастом отца потянуло на забавы. Он с деревенскими мужиками себя на равных вёл. Никогда выше не ставил. Как охота удачная - все к одной чарке прикладываются. Как дурачиться начнут - любой может зарядить ему. Иногда так прилетало от кузнеца, что приходилось к реке волочить, не мог очухаться. Но и он не промах был, другой раз и троим приложит один. Вот с тех пор и стало у нас селение без возвышенного владыки. Все жили одной семьёй. Про маму много не знаю. Нелюдимая она была. Да и народ её не сильно признавал. Говаривали якшается она с лесными духами. А на деле травки просто собирала и любила слушать лес. Но хоть народ и с опаской к ней относился, а чуть какая хворь - сразу к нам стучали. Ибо лекарством она занималась лучше всех. Золотые руки у матушки были. - Ох вы только гляньте. Пиво кончается. Давайте сюда кружку. Я мигом. Держатель корчмы выхватил кружку и в один момент скрылся за дверью своих закромов. Не прошло и минуты, а чудный напиток вновь наполнил своим запахом помещение. - Знатное у тебя пиво! Погоди, сейчас я достану монету. - Нет, нет и нет. А нука руки убери от кошеля своего! Я тебе что? Совсем на жадонского прохиндея похож!? За такую душевную историю ещё и деньги брать!? От такого напора мужичина опешил. - Полно тебе. Понятливый. - сказал Анабор убрав руку от кошеля. - Давай не тяни. Ты до сих пор про себя ни слова не сказал. - А я чего? Я родился в знатную стужу. Таких лютых морозов не знавали ещё со времён моего пра-прадеда. Повитуха говорила, что не выживу. Ведь в избе не теплей чем на улице было. Отец себе места не мог найти. Ведь как же так!? Первенца мальчика потерять. Нельзя допустить! И пошёл собирать шкуры тёплые со всего люда на деревне. Но не требовал, а просил. Только вот никто не отказывал. Ибо знали, что на счету каждый мужчина в нашем поселении. Говорят та ночь была очень долгой. Я просто лежал, закутанный добрым десятком шкур, и смотрел на мать. Ни звука не проронил. На утро стужа отступила и после не было такого больше. Старая знахарка сказала, что это знак. Крепкий будет из меня мужик, как мороз в тот день. Детство провёл с деревенской ребятней. То в леса уйдём по грибы, ягоды. То силков наделаем - кролей ловить. А как смышлёней стал - отец взялся за меня. Мы начали деревню перестраивать. Дома прохудились ужасно ибо климат суровый у нас. Вот именно в то время у меня появилась любовь к строительству. Такие избы рубил, всем избам избы! И резные косяки у дверей, и петушков на крышу. За что бы ни брался - всё до конца доводил. Знамо дело не один, всем скопом трудились. А ты чего прищурился? Думал я один по целому дому срубал? Ну ты выдумаешь же. - Слушай, зодчий. А не починишь ли ты мне крышу? А то я всё боюсь, что не вовремя протечёт и зальёт все припасы. Я тебе чем угодно отплачу. Хочешь едой? А монетой? Может напитками крепкими? - Ты давай, теперь сам не перебивай меня! Починю, если надобность такая имеется. Так вот. Как окреп я и остальные юноши, начали нас ратному делу обучать. Ибо сколько бы поколений мы мирно не жили, никогда не расслаблялись. Ой как припомню. Сколько же мечей деревянных сломали мне об голову, да сколько я к реке отправил другов моих. Знатные были времена. Возмужали все. Вот видишь какой я? Такие у нас все мужики поголовно. А ты попробуй с детства на своём горбу таскать брёвна да плуг. Небось ничего тяжелее кружки не носил, от того и хилый такой. Но история моя не такая уж и распрекрасная. Настиг наше селение мор проклятый. Да как настиг - первой матушку мою и забрал. А остальные знахарки и не знавали как его лечить. Вот и начали помирать семьями. Отец мой тоже заболел. Подозвал меня одним вечером и говорит: Ты дракар снаряжай и уводи отсюда всех здравых. Не дай роду нашему прерваться. Чти законы! Не ставь себя выше народа своего! Они в поле - ты с ними! Они в горе - ты с ними! И тогда ты не будешь один - за тебя встанут стеной! И снарядили мы судно. И с превеликой грустью смотрели на отдаляющиеся родные берега. Плыли долго, и не знамо куда. Лишь в легендах говаривали нам, что если плыть - то всегда найдёшь землю. И страдали все от болезни водной. И низвергали за борт пищу съеденную. Но вот и здесь нам не свезло. Шторм настиг посреди водной глади. Только вот беда, ходили по волнам мы нечасто, поэтому и не справились. Налетело судно наше на подводные скалы. Я из виду всех потерял. Помню только как вода пенилась кругом. Во тьме я схватился за обломок корабля и отдался на волю богам. Как видишь всё обошлось. Живой и здоровый. Выкинуло меня на ваши земли. Я право пока не понял, насколько они большие. Брёл и брёл по лесам. Вот и вышел на твой трактир, теперь сижу в тепле и пью отменное пиво. На том истории конец. - Вот же как бывает! А земли знатные у нас. Места всем хватит! А такому человеку как вы - точно найдётся. Вот вам и работа уже имеется - крышу мне подлатаете, на всякий случай. - Мне бы поспать где, а потом о крышах думать. - Ой да что же это я!? Пойдёмте, я дам вам на время работы ночлег... to be continued...