Chatogai

Ролевик
  • Число публикаций

    14
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

16 Good

О Chatogai

  • Звание
    Member
  1. VII. -Ты уйдешь вместе со мной! Чатогай вздрогнул и проснулся. Невыносимый холод сковал его тело. Выбравшись из спального мешка, резким движением вскочил на ноги. Мысли о дурном сне не занимали его в данную минуту. Голова кружилась, горло болело, а самого Чатогая знобило. Выбежав из лачуги, он обошел ее. Так и есть, костер погас, а угли в углублении, прорытом под лачугой остыли. Нужно было действовать быстро. Нэл отплыл на большую землю, остальные куда-то разбежались. Кто пил в соседней деревне, кто ушел в лес на охоту, кто вообще не смыслил в хворях и недугах. Резким движением отвязав лошадь, Чатогай направился в таверну. Уж кто-то там должен быть. кто-то, кто поможет. Добравшись до таверны, он попытался позвать людей, но горло охрипло и голос сел. Чатогай присел под навес, где обычно в людное время ели посетители, но от нехватки сил вскоре упал на землю. -Ты уйдешь вместе со мной. Уже скоро. -Кто ты? - Мысленно задал вопрос Чатогай. -Вы зовете меня серым духом. -Почему ты преследуешь меня? -Ты сам мне позволил. -Когда это? -Когда решил отдать свой покой. -Я его уже нашел. Он здесь! В этом месте. -Ты никогда не найдешь покой. Нет покоя тем, кто жизнь свою связал с ремеслом смерти - ты знаешь это. -Это было давно. -Это было всегда. Многие убивают по-разному. Многие несут смерть. Многие уйдут со мной. Оглянись. Здесь и сейчас вы, люди, продолжаете убивать. Убивать свои мечты и надежды, свою веру и свои принципы. Я все это вижу. Мы все это видим. У каждого свой серый дух. Если ты кормишь своего духа, он сможет приходить к тебе на яву. Если другие кормят своих духов, они смогут их видеть и видеть твоего духа. Ты помнишь, кто видел меня? Я помню. За каждым придет его серый дух. -А что будет со мной? -А что с тобой? -Что с тобой? - Сквозь пелену возвращающегося сознания услышал Чатогай. Он был в таверне, над ним суетилась Астрид. -Моя болеть, костер погас, в дом дырка большой, холод прийти пока я спать. Без долгих разговоров Астрид отвела Чатогая на второй этаж гостевого дома и уложила на кровать. -Ты уйдешь вместе со мной, - Множились голоса в его голове, звенящим хором и эхом отдаваясь в каждом уголке сознания.
  2. V. -Ты уйдешь вместе со мной! В последнее время Чатогай плохо спал. Вернувшись к обыденной суете, он начинал постепенно терять контроль над прошлым. Оно все чаще приходило к нему, беспокоило его и, откровенно, действовало на нервы. В очередной раз, проснувшись раньше обычного, он вышел из лачуги, находившейся неподалеку от порта и служившей пристанищем местных работяг и отправился гасить фонари, так как наступающий рассвет позволял уже различать берег, очертания кораблей и предметы без особых усилий. Вот уже третий год Чатогай работал в порту, разгружая и загружая корабли торговцев за скромный паек и место в лачуге среди остальных подобных работяг. Когда он только пришел в порт, то по рассказам посчитал, что с момента его ухода из селения должно было пройти 15-16 лет или около того. О селении том в порту слышали, даже несколько раз торговали с его жителями, но куда они пропали, подсказать не могли. Да и поговаривали, что жители из рыбацкой деревни больше не заезжают торговать. Поначалу, Чатогай распрашивал у моряков с торговых кораблей о своих знакомых, держа в себе надежду на то, что хоть кто-то мог их видеть в порту, подсказать, что с ними стало... Но раз за разом делал он это все реже, надежда угасала, а повседневная рутина и монотонная работа в порту затягивала все сильнее, окутывая разум серой дымкой обыденных мыслей. В один из таких дней Чатогай вытаскивал мешки с мукой из трюма очередного торгового корабля. Возвращаясь за последним мешком, его окликнул один из моряков... -Говорил ты как-то про людей что жили тут. Так вот, слух есть, что на одном из островов, где мы останавливались недавно целое поселение начало строиться. А по описанию люди в нем очень похожи на тех, о которых ты толковал. Представляешь как оно? Ничего не было и тут вдруг община, сначала дом, потом другой... -Как попасть на тот земля? -Спросил Чатогай -Попасть-то не сложно - мы этот остров стороной проходим, а иногда и заплываем, если надобность есть такая. Поговорил бы ты с купцом, авось поможет. Просто так говорить с купцами - только время терять. Они везде одинаковые, что в его родных краях, что тут. Поэтому он сразу достал кошель с медяками, которые старательно собирал и направился к одному из торговцев, показавшихся ему наиболее располагающим к общению. -Твоя взять меня на остров с диковинной деревня? - Спросил Чатогай, положив на стол перед торговцем треть монет. -Отстань, -Сухо произнес купец. Чатогай не унимался и высыпал перед торговцем все монеты. -Сдался тебе тот остров? -С некоторым неподдельным интересом спросил его купец -Твоя взять меня на остров, моя платить! - Чатогай пытался задеть в торговце именно то, что тот любил больше всего - сущность сделки и торговых отношений. -Денег у тебя маловато будет, а отработать во время плавания - даже не проси. У нас матросов хватает, а лишних ртов не держим. -Посмотрев на хурса еще раз, торговец все-же сказал усмехнувшись: Ладно, если не забуду, возьму тебя, а ты пока денег накопи побольше. Глядишь, через пару лет уедешь. -Моя плавать сейчас! Моя заплатить сейчас! После чего, Чатогай побежал к знакомому крестьянину, стоявшему неподалеку. -Твоя знать где жить всадники? -Знаю, конечно, только нет там уже давно никого, -С интересом ответил крестьянин, -А чего такое? -Ехать туда, моя платить вот столько грошей! - Чатогай показал все пальцы на своих руках. -Ну раз столько, отчего же не съездить, -Ответил крестьянин, и Чатогай тут же запрыгнул в телегу, - Твоя торопиться! - сказал он и вместе они тронулись в путь, в сторону селения, бывшего некогда живым, у которого природа отвоевывала обратно обжитые земли... - Только бы хватило, - Думал Чатогай, выискивая то самое место, пытаясь вспомнить как можно точнее, где оно было. - Должно быть здесь. Взяв из повозки лопату, прилагая как можно больше усилий, Чатогай раскапывал яму у окраины леса. - Ты чего там, мертвяков откапываешь? Смотри, у меня, узнает кто - вздернут без разговоров на фонарном столбе, и меня за одно, -Покрикивал крестьянин, ожидая у повозки. Достав ящик, Чатогай положил его в телегу. - Теперь твоя ехать обратно. Моя платить, когда мы доехать. - Эээ нет, так не пойдет. Сначала сюда, потом обратно, а там удерешь - ищи потом тебя, -Возразил крестьянин. Делать было нечего. Сорвав подгнивающую крышку ящика, Чатогай достал кошель с деньгами, и стал отсчитывать их для крестьянина. -Огооо,-Изумился тот, глядя на натертые льняным маслом доспехи, поблескивающие на солнце, на сабли и на кошель с деньгами, -Аль ограбил в прошлом кого? Ох не нравятся мне причуды и тайны твои. -Моя не грабить. Это принадлежать мне. Моя тайджин хана. Это быть давно. Очень давно. А теперь торопиться - ехать обратно в порт!, -Сказал Чатогай отдавая медяки крестьянину. Приехали они уже под вечер, быстро разыскав нужного торговца, Чатогай поставил на прилавок ящик и выложил его содержимое перед купцом. -Все, что я давать раньше и все это - я отдать тебе. Твоя брать меня на остров. Сейчас. Посмотрев на знатный доспех и оружие, не без удивления, прикидывая общую сумму выручки монетами, торговец согласился. -Ну будь по-твоему. Не буду спрашивать откуда все это. Отплываем мы вначале недели, погрузишь товары и останешься в трюме, как придет время - я скажу что делать дальше. VI. -Ты уйдешь вместе со мной. Холодный шепот в мыслях Чатогая сменился шумом волн и ветра. Он отправился за надеждой именно так, как и представлял себе это. Не веря особо в успех, отдав последнее - все, что у него было, все, что оставалось. Он старался не думать о будущем, чтобы не создавать иллюзий в своем сознании. Иллюзий, которые больно разбиваются о скалы реальности. Дверь в трюм тихо приоткрылась, внутрь ворвался холодный влажный воздух, шум ветра и волн стал сильнее. Снаружи было темно почти так же, как и внутри. Неспешные множественные шаги становились все ближе. -Вставай, - Раздался приглушенный голос торговца. Чатогай встал, ему помогли пройти в темноте по трюму к выходу и подвели в борту корабля, обвязали руку веревкой, другой конец которой был приколочен гвоздями к внушительной доске. -Дальше сам, -Усмехнулся торговец и двое моряков быстро опрокинули Чатогая за борт. Он все понимал. Понимал, что торговец не мог в открытую пойти на сделку с простолюдином. Понимал, что несмотря на это, он договорился с рулевым, чтобы тот подошел ближе к острову. Понимал, что и моряков он подговорил, чтобы не просто выкинуть лишнего пассажира за борт, а дать ему хоть какой-то шанс выжить. Поэтому Чатогай даже не удивился, а даже наоборот - обрадовался мимолетной свободе. Свободе, с которой он снова мог сам творить свою судьбу. Его, не без усилий, прибило к берегу, неподалеку от дельты реки. И, надо сказать, весьма удачно. - Пойдешь по этому берегу, найдешь мост, а там и деревня где-то недалеко, - чертил палкой на земле один из моряков в порту импровизированную карту. Дойдя до моста, Чатогай свернул влево на мощеную камнем дорогу. - Кого там бесы несут?, -Послышался неподалеку голос и замелькал свет факела. Человек с таким голосом был пожилым, но Чатогай все равно не мог не узнать его даже спустя столько лет. Это был Нэл. Несомненно, это был он. Слухи оказались правдой, а надежды вновь увидеть знакомых людей оправдались.
  3. II. -Ты уйдешь вместе со мной! Чатогай открыл глаза. В шатре было не холодно, но немного не комфортно. В жаровнях еще тлели угли, покрывшись тонким налетом пепла, по ним стало ясно, что скоро утро. Но до восхода солнца было еще далеко - зима принесла с собой не только диковинный для взора хурса белый и пушистый снег, но, также, и долгие ночи с поздними рассветами. Хотелось спать, но скорее из-за того, что зимой было меньше хлопот в селении и можно было позволить себе немного полениться. Фермеры не засевали поля, коневоды не обучали лошадей. Да и Чатогаю не приходилось ковать для них новые подковы. Выбравшись из мехового спальника, он подошел к жаровне, что стояла у ящика, на котором лежала одежда, подул на угли и оделся. Снаружи было достаточно тихо, в центре селения дымился тонкой струйкой общий очаг, прикрытый добрым ворохом опилок. Давняя хитрость, чтобы на утро можно было без труда развести костер. В соседних шатрах было тихо. Чатогаю стало немного не по себе. Он переживал то самое чувство, когда один проснулся раньше остальных и не смог себя ничем занять. Он точно знал, что раньше рассвета никто не проснется. Рядом стоял шатер Тамира. Посмотрев на него, Чатогай вспомнил последние битвы, исход из Дал-Хангая, крушение... -Нет покоя тем, кто жизнь свою связал с ремеслом смерти, - в очередной раз вспомнились ему слова мудрецов его народа. -Но это не значит, что его не нужно искать, - подумал про себя Чатогай. Взяв лопату, Чатогай отправился ближе к лесу и стал копать. Выкопав яму, как ему показалось, достаточно приличную, он, вернувшись в свой шатер, сложил в ящик свои сабли, комплект брони, дарованный Ханом и несколько монет, что выменял недавно у Марека за кузнечные товары и один драгоценный камень, найденный в шахте. Взвалив ящик на спину, он потащил его к яме и закопал. -На случай, если все же не найду покоя, - подумал Чатогай. Замотав в лохмотья немного еды, он ушел из селения к большой горе, чтобы научиться отпускать прошлое, осмысливать настоящее и жить правильным будущим. III. -Ты уйдешь вместе со мной! -Приснится же такое... Снова... - Подумал Чатогай, подскочив в спальном мешке. Снаружи посвистывал ветер. -Должно быть, уже лето, - Чатогай вдруг вспомнил теплое солнце своих степей в летние дни. Да и местное лето ничем не хуже. Вот только в его душе поселилась лютая зима, впрочем, как и снаружи. Закрепленная над входом в пещеру импровизированная "дверь" колебалась от горного ветра. Это была весьма прочная конструкция из переплетенных стеблей и небольших шкурок зверей, которые Чатогай собирал по пути к горе. В ненастье, правда, такую накидку выдергивало из под камней, прижимавших ее у пола и стоило потратить достаточно усилий, чтобы вернуть ее на место. Слева от спального мешка тлел костер, где-то дальше было слышно, как по стене бежит тонкая струйка воды, уходя куда-то дальше в сердце горы, через множественные трещины и пустоты. Чатогай днями и ночами слушал журчание этого маленького ручейка, проходя мысленно весь путь от снегов с вершины горы, через тепло своей пещеры, достаточное, чтобы растопить со временем снег, через расщелины и полости к самому сердцу горы, сердцу острова. Он пытался найти покой, но его не отпускали многочисленные битвы, пройденные ранее. Вся ярость враждующих сторон, изливающаяся на полях множественных битв злым духом засела в его сознании и тащила за собой. К тем, кто оказался там раньше него. Столько раз эта ярость являлась ему в виде серого духа. Духа, по преданию Хурсов, не знающего ни зла ни добра, но являвшего собой справедливость и возмездие. Столько раз Чатогай пытался изловить этого духа или, хотя бы, отогнать от себя... Столько раз дух являлся ему во снах и мерещился на яву. Он издевался над ним, нагло смеялся ему в лицо, показывая всю неизбежность и неотвратимость будущего. Время шло, и год за годом прошлое, казалось, начало отдаляться в воспоминаниях Чатогая. Различные мысли, переживания, обиды, скорбь и гнев отпускали его. -Теперь можно попробовать еще раз. На сколько позволит, отведенное судьбой время, - думал хурс, спускаясь с горы по тропинке, протоптанной многочисленными походами в леса. IV. -Ты уйдешь вместе со мной! Резко, как острым ножом полоснуло в сознании хурса. Небольшим усилием он быстро привел мысли в порядок. Многолетние практики не прошли даром... Чатогай шел меж деревьев в сторону своего поселения. Оставалось совсем немного и вот, он уже вышел к поляне. Полуденное солнце осветило его лицо и он почувствовал, как тепло вместе со светом проникает в самую душу. Вместе с тем, он осознал, что уже не молод. Лицо начало покрываться морщинами, его бороде могли бы позавидовать веселые селяне из рыбацкой деревушки, с которыми было выпито немало меда, но имена которых, он, почему-то, не помнил. Голову, пока еще не седую, покрывала огромная копна спутавшихся волос до плеч... Выйдя из леса, Чатогай заметил, что что-то не так. Нет, конечно, за столько лет селение могло сильно измениться, но то, что предстало его взору было переменами совсем иного порядка. Шатров почти не было. Изредка, на местах, где они стояли виднелись остатки бревен и ткани, площадь поросла травой, которая доходила почти до колен. Виднелась его кузница с осыпавшейся наполовину трубой, кое-где еще оставались обрывки протоптанных тропинок, нарисованных как пунктиром на пергаменте. Мало изменился лишь сигнальный костер, стоявший восточнее поселения. -Где же все? Что могло случиться? Следов битвы не было, разрушения, поглощавшие селение год за годом были больше естественными. Не было пепелищ и частей оружия с броней. - Они ушли. Но почему? - Думал Чатогай, пытаясь понять, какая неведомая сила способна заставить покинуть людей землю, ставшую им почти такой же близкой, как родной дом? -Ну, если с начала, то с начала, -Вновь подумал хурс и решил разузнать обо всем в порту.
  4. будут ли добавлены на торговый пост компоненты еды? Фрукты, овощи, пшеница и т.д.? Появится ли возможность создавать грузы еды из различных блюд? Будет ли возможность покупать животных? Возможно ли будет обменивать серебряные монеты на золотые и обратно? Будет ли возможность покупки драгоценных камней за золотые монеты?
  5. Вот надо мне купить, например, 100 единиц пшеницы, при условии, что 1 единица весит не 1 стоун, как мне по РП сказать сколько я хочу? Сидеть с калькулятором считать?
  6. Ваще огонь! Этого так давно не хватало!
  7. Предлагаю внести единую договоренность для сервера о наименовании количества предметов в стиле, наиболее соответствующем действительности. Для небольших предметов, занимающих немного места в инвентаре (все, что не камни и не земля с песком) установить единую стандартную величину - мера. Овощи и провизию измерять в мешках, а иные предметы в ящиках и повозках. Для единичных мелких предметов принять минимальную единицу измерения - Жмень. Ниже эталонный список мер и весов =) 1 Жмень (яблок, овощей, семян, ягод, грибов и т. д.) - 1 единица внутри игры 1 Связка (для стеблей льна, соломы) = 1 единица 1 Миска (для еды) = 1 единица 1/2 Меры (пол меры) = 5 Жменей/Связок 1 Мера = 10 единиц (овощей, мяса, костей, клея и т. д.) 1 Доля (для еды) = 10 Мисок 1 Мешок = 100 единиц = 10 мер 1 Омёт (для стеблей льна и соломы) = 10 мер = 100 единиц 1 Ящик (для мелких предметов, кроме компонентов еды) = 10 Мер = 10 Долей Для габаритных предметов (камни, земля и т.д.): 1 шт., собственно, стандартная единица 1 Горсть = 10 штук 1 Телега = 1000 штук = 100 Горстей Пока так. Вносим правки и обсуждаем )
  8. В суровые холодные дни повар из селения Scombre купит или обменяет (лучше второе) продовольствие у тех, у кого имеет счастье заваляться в погребах излишек. Охотно принимаются (свежестью выше среднего): Грибы Ягоды Горох Молоко Пшеница Из фруктов (абсолютно любого качества, лишь бы побольше): Яблоки Виноград Взамен, повар рад предложить следующие товары: Немного хорошей еды из 1-2-3-4 продуктов на ваш выбор Совсем немного горячительного средства (не самого лучшего, но убойного) для коротания холодных зимних ночей Обилие свежей дичи приемлемого качества и жирности Свежую, отличную рыбу всех видов Меха пушных зверьков Неплохие кости Перья Различные ингредиенты для алхимических зелий и снадобий Ну и, конечно, же звонкую монету (опять же, немного) Поселение наше скромное, больших излишком мы не держим, да и сезон не тот, так что рассчитывайте количество товаров исходя из этого.
  9. Это решается средствами правил. Определить время неактивности и потрошить мертвые души на потеху люду мирному. А с этим прекрасно справляются местные разбойники, которые деньги все равно где-то тратить должны + те же самые налоги и прочее.. Понизить скиллкап? Чтобы можно было раскачать полностью только 1 ветку профессии + немного побочных перков для выживания на первых этапах.
  10. Если тема еще актуальна, самое главное, ИМХО, сначала стараться не вводить деньги в игру постоянно. Один из наилучших вариантов - определить конечное число денег для всего сервера, сделать столько денег и больше не вводить. Далее, нужно наладить систему оборота, чтобы деньги циркулировали в игровом мире. Для этого нужно сделать так, чтобы люди: Хотели получить деньги Хотели их тратить. А как люди могут хотеть тратить деньги, если они самодостаточны в своей деревне? В общих чертах, нужно создать такое правильное ограничение, которое и не убьет своим хардкором игроков и, при этом, заставит их хотеть тратить и зарабатывать деньги.
  11. Уже прошло достаточно времени, чтобы Чатогай стал забывать те тяжелые времена и события, вынудившие его с остатками поселения Дал-Хангая покинуть родные земли. Вот уже и снег засыпал поселение, ставшее ему новым домом. Снег. Давно не видел Чатогай снега. С тех самых пор, когда с войском Тамира достиг северных степей далеко за пределами Чифэна. Встречали они зиму и в своих землях, но сухие холода и пронзающие ветра не идут ни в какое сравнение с красотой снежных просторов. Вспомнилось ему, как шаманы рассказывали сказку про духов, способных в образе зверей и птиц сопровождать людей в дальних странствиях. Разные то были духи. Одни несли помощь, другие сулили беду. "Детские байки", - подумал Чатогай, сидя у плетня и наблюдая, как утренний снег падает на его шатер, на навес кузницы и небольшие холмы с рудой, накрывая белой пеленой рыжеватые камни породы. "А может и нет", - размышлял он - "шаманы наши те еще выдумщики, но и ведают побольше нашего". Тянулись холодные зимние дни и долгие зимние ночи. В хозяйственной суете многое не заметно. На многие детали не обращаешь внимания, многое кажется несущественным и мелочным, чтобы уделять этому время. И только после трудного дня, усевшись с остальными у костра разум позволяет себе отвлечься. Иногда он улавливает новые детали, которые раскрывает природа, иногда обманывает сам себя и рисует невероятные картины. В одну из таких ночей Чатогай, как обычно, сидел у общего костра, думал о вечном и размерено жевал жаркое, запивая вином, приготовленным по такому родному рецепту. Вдруг, ему показалось, что вдали услышал он знакомый звук, чуждый для этих земель, но такой знакомый... "Не бывает такого", - спокойно подумал Чатогай, - "На сегодня хватит вина, да и спать пора уже". Но звук повторился снова. И снова... Что-то внутри сознания перекрыло и остановило все мысли, подобно пронзающему ветру степей пробежало по всему телу и вернулось обратно в сознание одной мыслью - "Кошка!". Чатогай уже знал, что кошек в этих землях нет. Да и сам он еще не встречал признаков их существования здесь. Это могло означать только одно, что и озадачило тайджина...
  12. Исправил в комменте выше Спасибо.
  13. Дал-Хангай Одному, команда уже присутствовала на корабле и была собрана в момент отплытия из остатков армии и жителей поселения. Иначе, как управляться с кораблем без команды Полководец оказался за бортом и, пока команда корабля занималась уклонением от вражеского огня и попытками вывести корабль с места сражения, Чатогай вытаскивал хана. Позже, когда корабль подошел к новым землям (естественно, с командой, Чатогаем и ханом на борту), то налетел на камни. От чего часть команды погибла, а другая часть не нашла в себе сил доплыть до берегов новых земель.
  14. Чатогай Орчибат Гунзен-Тайджи жил в становище Дал-Хангай, окресностях Чифэн и служил в войске хана Тамира тайджином, ответственным за поставку ресурсов для военных нужд. Во время очередной междуусобной битвы с полчищем Амбагая - правителя Чифэна, войска Тамира потерпели поражение. Император собирал силы для уничтожения всего Дал-Хангая. Слухи в племенах хурсов расходятся быстро и в скором времени остатки сил были брошены на то, чтобы как можно быстрее покинуть исконные земли. Снарядив флот, уцелевшая часть войска и жители Дал-Хангая отправились к новым землям. Однако, Амбагай предвидел такой маневр и направил немалую часть своих воинов в погоню. Естественно, остатки войск, измотанные долгой и кровопролитной войной не могли продолжать сопротивление. Чатогай был ранен и частично потерял память от удара о мачту корабля, но не чувство юмора, а Тамира выкинуло за борт. Тем не менее, Чатогай выловил своего полководца и общими усилиями им удалось увести свою лодку с места последнего сражения племени Дал-Хангая народа хурсов. Спустя длительное время плаваний и скитаний, пройдя множество лишений и холодных лун в открытых морях, команде в уцелевшей лодке удалось отыскать землю, отдаленную от родных территорий и лодка взяла курс на эту землю. В последние мгновения лодка налетела на камни и раскололась в щепки. Часть команды погибла сразу. Другая часть так и не добралась до суши, сгинув в морских волнах. Чатогая и хана только чудом выкинуло на берег волнами прибоя. Здесь, на неизвестных территориях, не отмеченных на картах хурсов, Чатогай тешится надеждой продолжить жизнь и больше не вспоминать о тех ужасах раздора своего народа и не участвовать в сражениях. Поскольку еще мудрецы хурсов говорили, что нет покоя тем, кто жизнь свою связал с ремеслом смерти.