OnsteN

Ролевик
  • Число публикаций

    6
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Репутация

3 Neutral

О OnsteN

  • Звание
    Newbie
  1. За бортом плескались волны, сырой солёный ветер проникал сквозь плотную кожу доспеха, пробирал до костей. Наран вглядывался вдаль, с грустью вспоминая о родном крае, который может быть, уже не увидит никогда. Что-то нарушило ровную линию горизонта, притягивая к себе взгляд. Едва различимая чёрная точка расплывалась в неверном свете раннего утра. Он молча похлопал рядом стоящего матроса по плечу, привлекая к себе внимание, показал ему направление. Тот несколько секунд щурился, пытаясь понять, на что указывает ему хурс. За это время рядом с первой точкой успели появиться другие. Одна… Две… Три… Глаза матроса расширились, он с испугом посмотрел на воина и закричал в сторону кормы. “Капитан! Корабли! Много! Они нагоняют нас!” Над палубой разнесся звон колокола, закричали и засуетились люди, в воздухе чувствовалось напряжение. Корабль готовился к бою. Команда понимала, что у них нет шансов оторваться, им не хватало хода. На другом корабле тоже заметили приближающуюся опасность, на нём плыл молодой хан, его жизнь необходимо было защитить, во что бы то ни стало. Воины разом отпустили тетивы, отправляя летучую смерть в направлении врага. Так слаженно стрелять могли только люди прошедшие вместе не один десяток битв. “Укрыться!” приказал десятник. Люди дружно пригнулись и прижались к борту, прячась от ответного залпа. Воздух наполнил свист и глухие удары вонзившихся в палубу стрел, кто-то вскрикнул от боли. Корабли сходились, обмениваясь выстрелами лучников, абордаж был неизбежен и люди Тамира знали, что это будет их последний бой, псам Амбагая было приказано истребить их всех. Раздался глухой удар, палуба под ногами вздрогнула, в корпус вонзились крюки - вражеская команда крепила корабли, чтобы их не разнесло в стороны. По перекинутым трапам хлынул людской поток. Крики и звон металла слились в единую какофонию битвы. Наран вертелся волчком, рубя направо и налево, что-то тёплое брызнуло в лицо, застилая взгляд. Пронзительная боль обожгла предплечье, затем кто-то с рёвом протаранил его всем телом и потащил потерявшего равновесие воина спиной вперёд, воздух вышибло из лёгких от удара о борт. Миг падения, всплеск… Наран сидел, привалившись к борту потрепанного битвой корабля, смотря на догорающие вдали обломки, кашель ещё сотрясал тело, во рту был привкус солёной воды. Его подобрала горстка людей хана, спасшихся в этой бойне. Перед глазами воина всё ещё стояли сцены, всплывшие в сознании на грани жизни и смерти: Мальчик, с упоением слушающий рассказы своего отца о походах под знамёнами великого Нагай-Унура. Юноша, скачущий во весь опор по бескрайней степи, наслаждающийся своей первой охотой. Воин, с гордостью и отвагой, встречающий врагов своего хана в битве. Мужчина, хранящий верность своему слову до конца, несмотря ни на что. Дал-Хангай, пожираемый пламенем войны. Всё это было его прошлым. Будущее же таило неизвестность.
  2. Доброго времени суток. Думаю, многие уже в курсе этой беды, но наступило время отписаться об этом. Несоотвествует описание ремесленных шмоток, как минимум Алхимической и Поварской. Вместо положенных алхимии и кулинарии (соотвественно), они дают Столярное ремесло (Алхимическая) и Алхимию (Поварская). Спасибо за внимание.
  3. Доброго времени суток. В связи со смертью персонажа, прошу сменить имя и фамилию Khotoi Bulchut на Naran Chagdarzhav. з.ы. Новая квента будет позже.
  4. Возьмём тех же монахов: Они хотели начать новую игру за новых персонажей, разбойникам предложили их убить. Всё было обыграно с грабежом и последующим убийством. Всем всё понравилось, все были довольны. Но если, подходить к кому нить и без согласия "резать горло" через эмоуты - бред.
  5. На РП-сервере всё путём. Сажал вроде как в Воскресенье. Сегодня в обед собирал урожай льна. Восемь клеток, все по 8-12 собирались. Земля от 50 до 80+качества ну и плюс удобрения.
  6. Возраст 43 года. Лысый мужчина-Хурс, невысокого роста с неухоженной бородой. Лицо в шрамах, говорящее о том, что уже не единожды вступал в схватки из-за своего рода деятельности. Родился в семье охотника, и потому всё детство провёл в степях вместе с отцом занимаясь охотой и продавая шкуры и мясо. Однажды во время охоты они наткнулись на стадо буйволов гонимое хищниками. Отец Хотоя получил сильное ранение и был парализован, с этого момента юноше пришлось самостоятельно кормить себя и больного отца. На протяжении долгих лет он еле-еле сводил концы с концами, живя в нищете и голоде. После смерти отца он решил что больше не будет жить в нищете и начал искать новые способы чтоб прокормить себя. Карманные кражи не приносили достаточного дохода и пришлось найти дело покрупнее. Он не брезговал практически никаким делом будь то убийство или грабеж. Так Хотой странствовал по родным степям, до тех пор пока на него не начали охоту практически все кланы востока. После чего он отправился на север где продолжил заниматься разбоем, пока однажды не был пойман и отправлен в портовый город Кераг, для переправки на каторгу. Хотой был посажен в трюм корабля вместе с остальными заключёнными. Спустя какое то время корабль отплыл и Хотой почувствовал лёгкое недомогание в области живота, сокамерник сказал ему, что это называется “морская болезнь”. Степному охотнику было непривычно это чувство, ведь всю жизнь он провёл на своих двоих и своём коне Аччыгый. Промучавшись до вечера от новой “болезни” Хотой услышал крики людей, скрежет металла и тресканье деревянных конструкций. Это было зарождение бунта среди заключённых и команды корабля! Сокамерник Хотоя сразу понял к чему это ведёт и принялся ломать деревянные двери своей камеры. Хотой не долго думая присоединился к этому увлекательному занятию. Ещё несколько ударов и дверь поддаётся натиску двух заключённых и они оказываются на “свободе”. Подбирая деревянные обломки от двери, чтобы использовать их в качестве оружия они ринулись на палубу, где к этому моменту уже вовсю кипела битва заключённых с матросами. Удар, ещё удар и уже один из противников был повержен и лежал без сознания. Непривычное для Хотоя покачивание корабля и неустойчивая позиция на ногах вынудила его забраться вверх по мачте, дабы не упасть и не получить веслом по голове, ”Как родная сосна!”- подумал Хотой и прижался к мачте. После непродолжительной битвы наступило затишье, и лишь всплески воды от выбрасываемых трупов с корабля нарушали эту тишину. Далее большинство уже свободных людей принялось обчищать корабль в поисках более крупной добычи, чем у их бывших сокамерников. Спустя мгновение на палубе раздался мерзкий смех и в центр упала рыжеволосая женщина, смеявшийся мужчина сказал: “Смотрите други, какую лисичку я нашел. Только вы с ней поаккуратней она Щербатому вилку в глаз по самые уши воткнула.” - несколько человек рвануло в сторону женщины предвкушая лёгкую добычу, но не тут то было. Мужчина с зарубцованными шрамами по всему телу встал между женщиной и бывшими заключёнными. -”Чего взбесились”, произнес он. -”Лучше поднимите паруса лентяи.”. -”Отойди с дороги”, огрызнулся один из толпы. -”Она прирезала щербатого, вилку ему воткнула по самые уши. Ты же слышал. А у меня бабы уже пять лет не было. Уйди говорю, или я сверну тебе шею.”. С этими словами он ринулся вперед, издавая голодный рык. Но тут, сзади раздался властный голос. -”Если ты сделаешь еще один шаг я сам вздерну тебя на твоих собственных кишках.”. Хотой устремил свой взгляд вглубь палубы и увидел высокого мужчину средних лет, с татуировкой в пол головы. Он подошел к женщине и помог подняться. Он снял с пояса клинок и вложил ей в руку. После этого женщина отошла ему за спину. Все стояли молча, никто не стал перечить этому человеку. -”Поднять паруса”, прокричал он на весь корабль. -”Шевелитесь, твари неблагодарные.” Все молча разошлись по кораблю и начали выполнять свою работу. Было понятно, что именно этот мужчина с татуировкой поведёт нас в очередной бой. Следующие несколько месяцев корабль свободных людей ходил по морям нападая на небольшие торговые суда. Но лишь до момента, пока корабль не настиг страшнейший шторм. Хотой обвязал свою руку канатом, который шёл от мачты и надеялся, что следующая волна не унесёт его в открытое море. Резкий скрежет, и крики десятка людей обозначили гибель корабля. Чудом выжившего Хотоя со ставшей уже “его мачтой” прибило к берегу. “Снова земля!” - крикнул он и развалился на песке в счастливой улыбке.