• Правила общения в форуме: Вопросы, просьбы и жалобы к Game Master

    Дабы исключить оффтоп из тем с прошениями и жалобами вводится следующее правило.
    В темах данного раздела форума могут отписываться только:
    1. Подающий прошение (жалобу)
    2. Тот на кого подаётся прошение (жалоба) - если претензии к гильдии, тогда общается не более одного человека от гильдии
    3. Администратор или GM сервера рассматривающий прошение (жалобу)

    Сообщения от любых других пользователей в темах этой ветки форума будут квалифицироваться администрацией как злостный оффтоп и наказываться соответственно правилам форума.

Saille

«Рыжая лиходейка»

Закрепленные сообщения

oie_19145152o6zcv28.jpg.f41652c6d7c17cea783c2d74f7ec1259.jpg

 

 

Шаман

 

 

Укус змеи на лодыжке пульсировал, расплываясь чёрным пятном по коже, голова кружилась, веки смыкались, боль разошлась по всему телу. Она не удержалась в седле и рухнула на землю, конь послушно остановился, склонил голову к хозяйке. Небо поплыло яркими пятнами. Сознание мягко отступило, погружаясь во тьму.

Пустота и тишина… Резкий всплеск света… Люди. Двое. Звуки на пару мгновений ворвались в мозг. Странное непривычное наречие. Знакомое лицо на миг промелькнуло рядом. Тело поднялось вверх. Снова пустота… Обрывки фраз… Тело ложится на что-то мягкое… Кровь ударами бубна стучит в висках… Треск угля… Тепло… Голос…

Чужой. Скрипучий. ”Юу танд минь хучээ хэрэгтэй гэж маш их санаа зовох юм бэ?” Потом другой, но уже знакомый. Он отвечает. “Яд разливается по её телу, Говорящий, она умирает, помоги!” Этот голос, он знаком ей… напрягает память, та услужливо подсказывает ответ. Тамир… Сознание снова скользит во тьму… Бубен опять проснулся, с новой силой начал издавать звуки...

 

Слушать продолжение...

 

(С) Салли, Данзан, Тамир

 

 

13 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Незакрепленные сообщения

                                                                                          1180543747_tattoo_003_large_thumb3.jpg 

 

     - Хорошо то как, тихо, - на выдохе произнес Хотой, который сидел на лошади под разлапистой елью, и снова с шумом втянул воздух. Осенняя ночь и в прям была хороша. Свежа и прохладна.

     Рядом все под той же елью стояла Лиса. Держа в руках маленький нож она ловко остругивала ветку, подобранную с земли. Ее конь, боевой выучки, стоял поодаль. Хурс с интересом наблюдал, как легкие женские руки орудуют острым, весьма хорошо сделанным, ножом. На деревянной рукоятке ножа виднелась какая то надпись. Хотой наклонился чуть ближе и смог рассмотреть один из символов.

     -Лиса, я знаю этот язык, что там у тебя написано про луну?

Рука женщины остановилась.

     -Не твое дело. Тихо ответила она и убрала нож обратно за пояс.

     -Вай, что ты такая недобрая - обиделся Хотой.

Она повернулась к нему, за маской не видно была лица, но по глазам было заметно, что женщина улыбается.

     - Не сердись мой верный друг, - тихо сказала она, - но тебе незачем это знать.

Лиса подошла к лошади хурса, достала из кармашка кусочек яблока и протянула животному. Мягкий и теплый нос уткнулся в ладонь девушки. Конь благодарно фыркнул и осторожно взял угощение с теплой руки.

     - Вот обтяпаем дело и я напьюсь - хурс расплылся в мечтательной улыбке, - слышала, Лиса, недалеко от охотничьей стоянки дом построили, говорят наливать и угощать будут, - тембр голоса стал более грустным, - не бесплатно конечно.

Но женщина, казалось, не обращала внимания на его речь, она замерла и вглядывалась в ночной лес.

     - Ты слушаешь?

     - Тихо, - прошептала она, - где то всадник…

Хотой прислушался. Метрах в ста от них, действительно, послышался топот копыт. Спешный. Что за человек может мчаться ночью через лес, кроме как не они сами?

     -Уходим? - шепотом спросил хурс напарницу.

     -Нет, - также тихо ответила она.

Звук копыт приблизился еще немного, но, в скором времени, стал удалятся. Всадник проехал мимо.

     -Нехорошее у меня предчувствие, - посетовал Хотой, - Как бы планы наши не провалились.

     -Все должно получится, нельзя упустить этот шанс. Если жрецы уйдут на юг у нас вряд ли представиться еще одна возможность, - она подошла к своему коню, порылась в седельной сумке и достала бурдюк с водой. Оглядевшись по сторонам, больше по привычке, сняла маску. Недавно набранная вода была свежей и вкусной.

     -Я узнал тебя, рыжая, - неожиданно раздался тихий, почти змеиный голос, от которого по спине побежали мурашки. Лиса поперхнулась и резко повернула голову на звук голоса. Из-за крупа коня вышел человек в черном балахоне и железной маске.

     -Ты! - оскалилась женщина, - что ты тут делаешь?

     -Да вот, схрон думал тут сделать, пришел местечко присмотреть. А тут ты и этот с тобой. Он кивнул в сторону хурса, - а мордашка то у тебя ничего. Что ж сразу то не показала, тогда, на берегу у костра, - ехидно произнес черный человек. От него веяло опасностью.

     -Убирайся, - тихо рявкнула рыжая.

     - Да не бойся ты, не сдам я вас. И мешать не стану, - все так же, ехидно, прошипел человек-змей. Лиса взяла себя в руки, спешно убрала бурдюк с водой назад  и снова надела маску, заправив рыжие локоны за воротник чешуйчатого доспеха.

     - Уважаемый, - подал голос Хотой, - Вы бы шли своею дорогою, а не то и стрела случайно в ухо просвистеть может, -  добродушно добавил он.

     - Смешной он у тебя, - снова послышался шипящий голос, - ну да ладно, пойду я, а то вон и добыча ваша уже по берегу идет.

С окраины леса уже действительно можно было разглядеть три силуэта, в больших просторных одеждах, неспешно идущих по берегу моря.

     - А ты, рыжая, должница теперь моя, -  с этими словами он развернулся и ушел в темноту леса.

Когда незнакомец скрылся. Хотой нахмуренно пожевал губу и спросил:

     -Что делать будем? Может ну их, этих жрецов?

Лиса некоторое время молчала.

     -Нет, нужно закончить дело, - она запрыгнула на коня, - Поехали.

     Настроение было ни к черту, Лиса нервничала. Теперь ее лицо знает этот человек. Князю он, конечно, не сдаст, но вот сделать что-то вполне может, - Должница. Не люблю быть должна.

     Тем временем кони уже мчались по берегу, навстречу жрецам. Приблизившись почти вплотную она резко остановила коня и поставила его на дыбы. Путники шарахнулись в стороны и замерли от неожиданности.

     - У ну стоять! - властным голосом крикнула она. Руки тряслись от ярости. Недавняя встреча со змеем, сказалась не лучшим образом. Она слезла с коня, подошла к одному из людей, который был одет не в рясу, как остальные, а в лёгкий доспех. Хотой уже стоял позади остальных.

     - А ну показывай что у тебя там в сумках! - рявкнула она на ближнего. Рука привычно легла на рукоять шестопера висевшего сбоку. Но мужчина повел себя странно, неожиданно. Он резко рванул к небольшой ручной телеге, которую тащил за собой один из его спутников, выхватил кирку и начал размахивать ей, пытаясь ударить женщину.

     - Ах ты стервец... - прошипела рыжая, - Лысый! Посмотри за остальными!

Выхватив оружие, она несколько раз, наотмашь, ударила нападающего, особо не разбирая куда придутся удары. Человек охнул и упал на колени. Но рука уже неслась в следующем замахе. Тяжелое оружие приземлилось на висок бородатого. Тот молча упал и больше не пошевелился. Лиса нагнулась к нему, повернула его голову набок, осмотрела рану. Мертв. Она быстро обшарила одежды трупа. Руки привычно выполняли свое грязное дело, но мысли все возвращались к черному человеку.

Вот шельма, и принесло же его на наши головы.

Все шло скверно, да и над морем уже появлялись первые просветы нового дня. Нужно было торопиться.

     - Лысый! Кончай с ними и уходим!

     - С удовольствием! -  жадно просипел хурс и направился к двум оставшимся.

Хотой, не стал долго раздумывать. Несколькими быстрыми движениями он отправил на тот свет и этих бедолаг, собрал все самое ценное, затем подошел к телеге и откинул полог.

Рыжая убрала шестопер за пояс и подошла к хурсу.

     -  Что там? - спросила она.

     - То что и обещали, реликвии. Вот и молоточек ихний.

     - Забирай все и уходим, светает уже.

С этими словами она развернулась и направилась к своему коню. В сумрачном утреннем свете она заметила тень. Неподалеку, за деревом. На раздумья не было времени. Она выхватила лук, натянула стрелу, та со свистом ушла в темноту. Послышался металлический звон.

     - Что ж ты, рыжуля, не любишь то меня так? Из темноты вышел змей.

     - Опять ты! - гневно крикнула Лиса. Она достала оружие и двинулась к человеку в черном. Он не должен остаться в живых, он слишком много видел. Да и спокойнее так будет. Что за черт такой, откуда он опять взялся?

     -Так ты что ж, подраться со мной хочешь? - удивленно ухмыльнулся он, - А сдюжишь, рыжая?

Он ловко выхватил саблю и пошел на встречу. А дальше все было быстро и тихо. Пара легких взмахов клинка и на плечах рыжеволосой женщины проступили первые подтеки крови. Лиса даже понять ничего не успела. Это было быстро, слишком быстро. Она на мгновение запнулась, еще не чувствуя боли, и это было ошибкой. Клинок змеей проскользнул под ее руками и резко вошел слева, под ребра. Боль, яркая как вспышка ударила по глазам и по всему телу.

     -Лиса! - истошно закричал хурс.

Ноги подломились, она рухнула на колени и выронила шестопер. Змей быстрым движение схватил женщину за горло, резко вытащил клинок, брызнула кровь. Он нагнулся к ее лицу и снова зашипел по змеиному.

     - Ну что ж ты, милая, оружие то уронила - даже сквозь маску чувствовалось как хищно он улыбается. Ты не шути со мной так больше, - он перевел взгляд на рану, - Больно, поди? Но ни чего, знаю я как колоть то правильно, выживешь.

Он поднял голову к обомлевшему хурсу.

     - Ну, чего встал? Сажай ее на лошадь да к лекарю вашему вези. Времени у нее не больно то много.

Хурс выпал из оцепенения, подбежал к Лисе и поднял ее на руки.

     - Давай в седло ее, да скачи поскорей,  кровь то не вода, назад не вольешь, - подметил змей. Усадив рыжую на коня, хурс, ловким движением, подобрал с земли мешок с добычей. Обернувшись он кинул взгляд на человека в черном, сплюнул на землю и произнес.

     - Нехороший ты человек, всю ночь испортил, - хурс запрыгнул на коня и направил его в сторону леса.

Конь рыжей Лисы смиренно последовал за хурсом.

Держась за кровоточащую рану рукой, она медленно обернулась, на человека-дьявола и услышала доносящийся шепот, -Свидимся еще, рыжуля.

     Берег моря медленно оставался позади, а лучи утреннего солнца уже искрились на макушках векового леса.

Изменено пользователем Saille
9 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

                         kuznec-4.jpg                                    

 

         

     Кузнец
 
 
 
     - Почто закрыли, разбойнички? Нет же у меня ни чего. - Пытался докричаться Проксимо до своего стражника из ямы.
     -У тебя нет, у князя есть, - лениво отозвался Соловей, стороживший пленника.
Пленный прислушался. Сквозь мешок который надели ему на голову было трудно общаться. 
     -Что? Князь? Да он за меня и гроша ломаного не даст. - Расхохотался кузнец.
     -Даст, даст. - Все так же позевывая ответил стражник. 
     -И вообще давай потише там, надоел кричать. А то ребра намну. - Он проворно подкинул несколько раз дубинку и ухмыльнулся.
     - А когда выкуп то просить будете, надоело мне у вас. Домой хочу, к кузне своей. Не унимался пленный.
     -Послушай, кузнец. Я тебя накормил? Накормил. Я тебе воды дал? Дал. Посиди тихо, а то на грубость нарвешься. 
У дальних ворот раздались звуки отпираемого замка. Послышался женский голос.
     - Он живой у вас там?
     - Да Лиса, живой.
     - Смотрите у меня, не перестарайтесь. Он мне целый нужен. Хорош больно мастер.
Подойдя к частоколу огораживающую яму, она проворно забралась на перекладину и посмотрела на Проксимо сверху. 
     - Кормили?
Соловей согласно покачал головой. 
     - Вот только мешок снимать пришлось. Он сразу по сторонам озираться стал. Кабы не запомнил чего. Посетовал соловей.
Лиса некоторое время молчала. потом, обратилась к пленнику.
     - Ну что Проксимо, удобно ли тебе у нас? 
Пленник встрепенулся. -А ты что и имя мое знаешь? С усмешкой спросил он.
     - Да кто ж, кузнеца Проксимо Фарриера не знает. Лучший ты в краях этих, да и ювелир знатный. Или ошибаюсь я? - расхохоталась Лиса. 
     - Удобно, вот только забор высоковат и грязь везде, молодцы твои сапог не жалеют грязюку ими по двору месят. 
Она сняла кожаные перчатки, осмотрела руки.
     - Ты кузнец о моих молодцах не печалься. Ухмыльнулась она. О себе думай. Ежели князь за тебя выкупа не даст, придется тебе тут жизнь коротать, а будет она у тебя в этом случае не долгая. 
     - Немного чести убить простого мастера.Тихо произнес пленный. 
     - Простого ли? Вздохнула Лиса. -Знаю я какие вещи ты в своей кузне делаешь, все только о тебе и говорят, что с металлом ты шепчешься. Что клинки да инструмент куешь, как будто сам бог тебе помогает. Что из самой плохой руды предмет на зависть всем делаешь. Да и я работу твою в руках держала, и не одну.
Кузнец молчал, возразить тут и правда было нечего.
     - А что, кузнец Проксимо, может и для меня что сделать сможешь? Озорной голос Лисы, заставил встрепенуться пленного. 
     - Что же ты хочешь, разбойница? 
Она молча смотрела на пленного, раздумывая.
     - А ну ка ребятки, отведите его в нашу кузню. Она ловко соскочила на землю и направилась в сторону дома.
Соловей и Лысый, подняли пленного из ямы и препроводили его в кузню. Лиса появилась у двери, немного постояла в раздумьях, потом решительно открыла дверь и вошла внутрь.  
Бандиты, крепко держали Проксимо за плечи, что бы тот не начал буйствовать. Она окинула взглядом могучего кузнеца, что то прикинула в уме и приказала: 
     -Идите, отдохните, дел еще много будет. Я сама с ним разберусь. - Разбойники переглянулись, но спорить не стали. Отпустили пленника и вышли из кузни. 
Она молча смотрела на него, сквозь прорези маски, ждала что скажет.
И он заговорил. 
     - Снимай мешок, не бойся, сделаю все что попросишь и бежать не стану. Голос был спокойный, уверенный.
     - Верю тебе кузнец. С этими словами она медленно сняла мешок с его головы. Ловко достала нож из-за пояса и одним движением перерезала веревки на руках. Он не шелохнулся. Только жмурился, глазами еще не привыкшими к свету.
Огонь в кузне уже вовсю был запален. Когда же глаза привыкли, он поднял взгляд на женщину. 
     - Что сделать для тебя, разбойница? Повторил он свой вопрос.
     В ответ она молча протянула ладонь ему навстречу, на которой лежало потертое стальное кольцо с алым камнем. грубой  работы.
Голубоглазый мужчина ухмыльнулся.
     - Сколько надо? Понимающе спросил он. 
     - Еще девять таких. Тихо ответила Лиса. 
     Он осторожно протянул руку, взял с ее ладони кольцо, повертел осматривая. Потом осмотрел неказистую кузню, нашел взглядом инструменты и направился к печи. 
Работа заладилась. Лиса взобралась на бочку стоявшую сбоку от наковальни и облокотилась спиной на деревянные балки. В маске было душно. 
Она с интересом наблюдала как работает Проксимо. В его руках грубый металл медленно оживал, податливо принимая форму. Жар от печи согревал Лису, медленно обволакивая. Размеренный стук молоточка по металлу успокаивал. Она и сама не заметила как искорки выбиваемые инструментом, медленно расплылись в теплые блики, как стук молотка стал похож на тихую мелодию. Дыхание стало ровным и спокойным, а из под шлема выбился рыжий локон волос и струей разлился по ее плечу. Она спала. 
Проксимо закончил последнее кольцо, посмотрел на свою работу, улыбнулся, как всегда, когда заканчивал свои творения. Поднял голову, посмотрел на разбойницу, хотел было сказать что работа готова. Но так и не произнес ни звука. Она спала. Какое то время он молча стоял. Он мог бы уйти, вот просто так, его ни кто не остановит, ни кто не помешает ему. Но он стоял. То ли слово данное разбойнице, то ли любопытство приковали его на месте. Он тихо положил инструмент на наковальню и сделал шаг к рыжеволосой. Протянул руку, застыл на мгновенье, одно движение и маска будет снята. Но вместо этого он коснулся ее рыжего локона. Осторожно перебрал его пальцами. Мягкие, нежные, так непохожие на их хозяйку. 
Крик петуха ознаменовавший рассвет разнесся по двору. Лиса встрепенулась, резко перехватила его руку, в глазах промелькнул испуг. Соскочив с бочки, выхватила нож. 
     Он не сопротивлялся. он вообще не сдвинулся с места. Она смотрела на него не мигая. 
     Проследив за его взглядом, увидела волосы выбившиеся из под шлема, снова подняла на него взгляд. Он молчал, спокойно смотрел ей в глаза. она отпустила его руку, убрала нож. Вышла на улицу, осторожно пнула спящего у входа Соловья. Тот послушно поднялся и пошел в кузню, прихватив с собой крепкий кусок веревки и мешок.  

Продолжение следует... 

Изменено пользователем Nalsurion
7 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ochag_mobile.jpg

 

 


Кузнец Часть вторая Трактир


Тук-тук-тук. Деревянная дверь отдалась глухим эхом. Внутри трактира послышались неспешные шаги.

-Кто там? раздался голос трактирщика.

-Я это, открывай, холодно тут.

С той стороны послышался лязг засова. Дверь распахнулась.

Лиса, быстро проскользнула внутрь, дверь закрыли.

Сейчас в ней трудно было не то что узнать, но даже заподозрить разбойницу. Обычное платье, с длинным рукавом. Рыжие волосы распущены, свободно спадают на плечи. Невинный взгляд голубых глаз. Движения плавные и мягкие. Она зябко потерла руки и подошла к очагу.

-Где лошадь оставила? Тихо осведомился трактирщик.

-Как всегда, за таверной.

Бородач успокоенно кивнул.

-Тут вот какое дело, медленно начал он.

Тем временем, в комнату вошел подручный трактирщика по кличке Кувалда. Он протянул женщине кружку с чем то дымящимся и ароматным.

Она благодарно кивнула ему и повернула голову к Греднилу. Тот продолжил.

-Мы забрали выкуп, там все. И деньги и товары. Князь не обманул.

-Еще бы, усмехнулась Лиса. За такого кузнеца и полгорода отдать не жалко.

-Вот только серебро...Он многозначительно умолк.

Лиса поняла его с полуслова. Задумчиво кивнула и перевела взгляд на огонь.

-Все меченые? спросила она.

-Все.

-Это ничего, это мы поправим. Улыбнулась женщина.

На улице послышался какой то шум. К таверне подъезжали всадники, трое. Топот их лошадей как назло раздался за таверной, там где стоял конь Лисы.

Греднил и Салли переглянулись.

-На верх, живо! Скомандовал трактирщик. Сам же снял факел со стены и не торопясь пошел к двери. Под ее легкими шагами не скрипнула ни одна половица, она юркнула в одну из комнат и затаилась.

Тем временем, Греднил уже разговаривал с припозднившимися путниками.

-Старина Греднил. Громко поприветствовали снизу. Голос был знаком Лисе.

Сам князь пожаловал. И что дома с красавицей женой не сидится, подумала рыжая. Дальше раздались еще несколько голосов.

Было слышно как трактирщик проводит гостей в нижнюю залу, приносит вино и угощения, наскоро разогретые в печи.

-Как дела твои? Чем живешь?Приезжают ли люди? осведомился князь звучным голосом.

-Спасибо светлейший, не жалуюсь. Живем потихоньку, сидр варим, торгуем чем можем. И люди на постой остаются.

-А посмотрю я и сейчас у тебя люди то есть? Лошадка вон стоит чья то  со стороны леса, когда подъезжали чуть не зашибли.

-Есть княже. Охотница у меня на ночлег остановилась.

Правильно подумала Лиса, лгать сейчас бессмысленно, только подставится можно.

-Что за охотница? Осведомился князь.

-Да девчонка, шкурки я у нее покупаю, от зверья разного. Много не просит, да и товар приносит сносный. Сегодня вот видимо охота плохой была, устала, решила остаться на ночь.

-Хорошо Герднил. Я рад что у тебя все хорошо. Ответил Марек.

Они разговаривали еще какое то время. Пока князь не скомандовал отправляться домой.

Рыжая на цыпочках подошла к окошку. Ее конь стоял рядом с их лошадьми. Только бы не перепутали впотьмах. Этот конь спасал лисью шкурку уже не один раз. Лиса подумала что очень рассердится если кто то из людей князя перепутает ее верного друга.

Первым показался князь, он проверил ремни на седле, поправил попону. Легко запрыгнул в седло. Следом готовиться к отбытию начали и его люди. И вот когда они уже почти тронулись от трактира один из них резко поднял голову вверх и посмотрел прямо на окно комнатки в которой стояла рыжая. Она быстро отпрянула.

-Вот черт. Раздосадованно прошипела она.

С улица послышался голос.

-Князь, там кто то наблюдает за нами.

-Наблюдает… Задумчиво протянул Марек. А ну ка пойдем глянем.

Сердце бешено забилось, что делать, бежать? Нет нельзя, они знают что тут есть постоялица. Если побегу будет подозрительно. Салли сделала несколько глубоких вздохов. Успокойся лиса, все обойдется.

Она быстрым движением сняла тонкое покрывало с кровати, разворошила постель, дабы придать ей вид. Накинула на плечи плед и присела. По лестнице уже раздавались твердые шаги.

-Не буди постоялицу ваше светлость. Нехорошо это. Просил трактирщик который шел следом за князем.

-Ни чего страшного, она по всей видимости и не спит давно.

Дверь резко открылась. На пороге показался сам Марек. В свете лампы он выглядел куда старше своих лет. Высокий темноволосый. Тени заметавшиеся от порыва ветра, сделали его лицо еще более устрашающим. Он окинул взглядом комнату и перевел его на женщину.

-Рыжая, вот это встреча. Чего не спишь? Поинтересовался князь ухмыляясь.

-Да как спать то, люди твои так горлопанят что и мертвого поднимут. И кони опять же копытами бьют. Прям под окнами. Она зевнула, грациозно потянулась.

Князь помолчал, что то обдумывая. Потом видимо что то решил для себя и быстро скомандовал.

-Собирайся, поедешь свою деревню показывать. Пора мне посмотреть на ваше охотничье поселение.

Она не подала вида. Даже глазом не моргнула. Трактирщик замер на пороге, в его позе читалась готовность, сопротивляться.

Но Лиса один взглядом показала что бы он ни чего не предпринимал. Спустившись, князь обратился к своим людям стоящим у входа в таверну.

-А ну ка, присмотрите за ней пока Греднил приведет нам лошадей.

На улице стояли трое княжих людей. Одного Лиса узнала сразу. Это был Освальд. Почтенный человек, приближенный Марека. О нем ходили только хорошие слухи. Предан, честен, услужлив. Еще один, незнакомый, наверно наемник подумала рыжая. А кто третий? Она всмотрелась в мужской силуэт, он стоял спиной, тяжелая броня делала его похожим на великана, так как ростом человек и так был не обижен. Вот он поворачивается лицом к женщине. Свет фонаря выхватывает первые черты лица.

Ком подступил к горлу. Сердце екнуло и провалилось куда то вниз, она застыла.

-Проксимо. Прошептала она. И тут Лисе стало действительно страшно. Сейчас они приедут в деревню, а дальше… А дальше в лучшем случае каторга. Даже если сейчас он не выкажет подозрений на мой счет, то в деревне точно все раскроется.

На время Лиса забыла даже как дышать. Тем временем Проксимо, повернулся уже всем телом.

Его взгляд вначале спокойный, и медленный упал на сапоги женщины, потом неторопливо пополз вверх по платью, и поднялся на лицо. И вот тут во взгляде полыхнули искры.

Узнал. Подумала Лиса. Она медленно закрыла глаза. Зажмурилась. Открыла снова.

Происходило что то странное.

Кузнец отвел взгляд, некоторое время молча смотрел куда то в сторону.

Чего он медлит не понимала Лиса. Вот я, вот он, и князь тут же. Ну же, сдавай скроее и покончим с этим. Но ничего подобного не произошло…

А было дальше вот что.

-Светлейший, обратился Проксимо к князю.

-Поедем домой лучше, ночь на дворе, да и дождь собирается. Не хочу я по болотам в такое время ходить. Что могла эта рыжая натворить, что до завтра не подождет?

Князь призадумался. Ночью и правда на болоте лучше не появляться, трясина, вода и нечисть всякая.Того и гляди сгинешь коль тропки не знаешь.

-Твоя правда Проксимо. Но просто так я ее не отпущу. Седлай коня, обратился он к рыжей. В замок с нами поедешь, а с утра и в деревню проводишь.

Она еще стояла в оцепенении, не до конца понимая что происходит, неужто все боги разом посмотрели на нее сверху и решили поучаствовать в ее судьбе.

-Рыжая, не слышишь что ли? Окликнул князь.


Продолжение следует...

6 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

686763.jpg

 

 

 

Кузнец Часть третья Замок

 

К замку ехали медленно. Князь во главе процессии, за ним следом держался кузнец. Конь рыжей охотницы был привязан к коню Проксимо, а потому шел послушно. Позади еще два всадника замыкали конвой. Марек то и дело оглядывался на рыжую. Наверное ждал что она в любую минуту пустит жеребца в галоп и попытается скрыться. Но Лиса понимала что делать так было глупо, а потому даже не думала об этом. Кузнец же, вел себя совершенно иначе, он даже не поворачивался к ней. Как будто бы понимая что девушка никуда не денется.

Она рассматривала его. Это уже не тот кузнец, которого она держала у себя в заточении. Это воин. Ровная осанка, широкие плечи закованные в кольчужный доспех, тяжелый меч размеренно покачивается на поясе. Он расслаблен, его ничто не беспокоит. Он глубоко и размеренно вдыхает ночной воздух. Голос ровный и твердый.

-Князь, зачем мы везем ее в город? Княжна узнает, обоим голову снимет.

-Не снимет. - уверенно ответил Марек и обратился к женщине - А что рыжая, город посмотришь, поди и не была ни разу. Посмотришь на жителей городских.

-Боюсь, князь манерам я не обучена, смотреть косо станут. Лениво попыталась отвертеться Лиса.

    -Не страшно. - С усмешкой ответил князь. - Посидишь в замке до завтра. А там видно будет.

Она молчала, возражать было бессмысленно. Придется посидеть в замке, а завтра отвезти князя в деревню.

Яма! Мысль острой стрелой пронзила мозг. ЯМА!!! Она кинула быстрый взгляд на Проксимо. Даже если он пожалел разбойницу, что само по себе странно, даже если не сдаст ее, яма в деревне, сама все за себя скажет. Что делать? Думай Лиса!

-Не слышишь что ли Рыжая? - Князь повысил голос.

Она перевела взгляд на Марека.

-Повтори княже, не расслышала я. - Мягко улыбнулась она.

Его светлость, нахмурился, но повторил.

-Я говорю,  странно это, живешь одна с мужиками в деревне безымянной, родных нет. Нехорошо это. Замуж тебя выдать что ли? - Задумчиво произнес князь, поглядев в ночное небо.

-Почему же нет, все они мне как родные. И брат названный есть. - Ответила женщина, а про себя подумала: “Еще не хватало, чтобы на привязь в замужестве осесть. Рано еще.”

Проксимо не смотрел на нее но было видно как он напрягся, весь превратился в слух.

-Брат. - Хмыкнул князь. - Названный….Ох рыжая, юлишь ты чего то.

Дальше ехали молча. Приближаясь к воротам Проксимо начал заметно нервничать.

-Княже, не надо ее в замок, чего ей там делать? У себя ее в доме оставлю, у меня и замки хорошие и двери крепкие. - Быстро произнес кузнец.

Марек посмотрел на него немного удивленным взглядом. Но смолчал. Лошади тем временем проехали главные ворота. Копыта зацокали по мощенной брусчатке широкого двора. Там было чисто, даже красиво. Небольшой фонтан в центре площади, деревья аккуратными рядами посажены по периметру внутреннего пространства. Деревянные лавочки, добавляли уют маленькому садику, довершая картину.

    -Оставь коня тут. - Марек жестом указал на место под навесом. - И следуй за мной. Посидишь в замке до утра. Там удобно, можно сказать даже уютно.

Проксимо ловко соскочил с коня, даже не ощущая тяжести доспеха. Подошел к рыжей, осторожно взял ее под локоть, давая понять что нужно идти рядом. Они прошли по мощенной улице к аккуратному домику рядом с кузней, чуть дальше располагался вход непосредственно в замок. Лиса шла покорно. Паниковать все равно было бесполезно.

    -Ваша светлость вы вернулись. - Сзади по дороге бежал человек. - К вам гонец с сообщением был. - Задыхаясь выпалил он.

Князь обернулся.

     -Вот, бумагу оставил, сказал важная очень. - закончил посыльный.

Пока Марек взламывал печать на свитке, Проксимо незаметно подтолкнул рыжую ближе к дому. Ловко открыл замок, пропустил ее внутрь.

    -Побудь тут, и ничего не бойся. Тихо сказал он и вышел обратно заперев дверь на ключ.

Лиса осторожно подошла к двери прислушалась. Говорил Проксимо.

     -Я закрою ее у себя, нечего ей в холодной комнате сидеть, а у меня тепло. Кузня рядом. Опять же, в чем бы ты не подозревал ее, замки у меня хитрые сам знаешь, открыть только я смогу, никуда она до завтра не денется.

     -Хорошо Проксимо. Смотри сбежит, с тебя спрошу. Было слышно как князь шелестит бумагой. А сейчас пойдем, дело есть, тут вести с юга. Обсудим.

Шаги стали удаляться. Лиса отошла от двери, прошлась по комнатам. Подошла к окну, рамы действительно крепкие, в случае чего ей точно не выбраться. Она решила осмотреться. Мебели было немного. Кровать, платяной шкаф, пара сундуков, в соседней комнате широкий стол, лавки. Берлога настоящего мужчины. Подумала Лиса. Все чисто и аккуратно, заметила она про себя. Неожиданно, в окошко тихо постучали. По ту сторону стекла стоял поверенный человек Лисы. Она улыбнулась и подошла ближе.

     -Здравствуй Салли. - Взгляд был встревоженный.- Как ты? Все хорошо?

Она молча покивала головой. Рыжая была рада этому человеку, он надежен и ни разу не подводил ее. И она ценила это.

     -Чем помочь тебе? - Тихо спросил он.

     -Яма. - Одними губами ответила она.

Он все понял, молча кивнул.

За дверью снова послышались шаги и звук отпираемого замка.

По ту сторону окна уже никого не было. Лиса знала что связной не подведет и сейчас уже ищет предлог покинуть стены замка, чтобы принести весть в темное болото и передать распоряжение.

В комнату вошел кузнец, он осторожно опустил на стол миску с чем то горячим и вкусно пахнущим. Рядом поставил кружку молока.

Лиса была голодна.

     -Вот, поешь. - Тихо сказал кузнец, указывая рукой на еду. Сделал шаг назад, как бы показывая что боятся нечего.

Некоторое время она смотрела на него не двигаясь. Мужественное спокойное лицо, серые глаза, волевой подбородок. Он был уже без доспеха, в простой одежде. Такой домашний, снова просто кузнец.

     -Пожалуйста поешь. - Мягко произнес он.

Рыжая присела на лавку, двумя руками взяла кружку молока, сделала маленький глоток. Распробовала, было вкусно, она снова поднесла кружку к губам. Проксимо мягко улыбнулся.

    -Не бойся, пока я тут тебя никто не тронет. - Он присел напротив, стал разглядывать рыжую.

Она смущенно опустила взгляд, поставила кружку на стол. Он спохватился, понимая что своими действиями спугнул девушку, взгляд тревожно забегал по столу.

Откашлялся, встал и ушел в другую комнату. Было слышно как он что то ищет там.

Лиса допила молоко. Желудок окутало тепло, ее потянуло в сон, только сейчас она поняла как устала.

    -Вот возьми, он протянул девушке сложенное шерстяное покрывало. Так будет теплее. Потом немного подумал и добавил. Чувствуй себя здесь как дома. Он отодвинулся от дверного проема, пропуская ее в комнату где стояла кровать. - Отдыхай, тебя никто не потревожит.

Рыжая осторожно приняла теплое одеяло из его рук.

     -Спасибо кузнец. Она слегка поклонилась выражая признательность, за столь теплый прием. Прошла в комнату.

    -Надеюсь тебе здесь будет удобно. Добавил он.

Присев на кровать, она порылась в своем поясном кошеле, достала маленький костяной гребень и принялась медленно расчесывать волосы. Он застыл, залюбовавшись ей. При свете огня, локоны сами были похожи на пламя, от каждого прикосновения гребня струящиеся вниз, на плечам девушки.

     -Почему ты помог мне? Неожиданно тихо спросила она.

Он выпал из оцепенения. Открыл было рот...

    -Я… но запнулся, не договорил, опустил взгляд и молча торопливо ушел. Снова послышался щелчок запираемой двери. Она печально улыбнулась ему вслед провожая взглядом.

Спрятав гребень, Лиса сонно посмотрела в окно на ночное небо, мягкий свет луны разливался по комнате, свернувшись калачиком и потеплей укрывшись пледом она прикрыла глаза.

“Эх… кузнец, что же ты делаешь, совсем тебе жизнь не дорога.”

 

 

 

5 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

58ab22f3f022b_.jpg.40c691e69d9a4357011553c5bf840d26.jpg

 

 

 

 

Змей          По долгам нужно платить
 

 
 
 
    День медленно затухал, солнце завершало свой путь скрываясь за кромкой леса, казалось забирая с собой привычные звуки и шорохи. На поляне под старым, раскидистым дубом, охотница заканчивала развешивать шкуры. Завязав последнюю верёвку она внимательно осмотрела свою работу, досадно хмыкнула.     Охота сегодня не задалась, из нескольких силков удалось достать всего пару зайцев, а капканы на более крупного зверя так и остались нетронутыми. В преддверии зимних холодов зверьё меняло свой мех и шкуры были явно паршивыми.
    -Не зайцы, а крысы полевые. 
    Она поежилась, становилось прохладно. Взяв из корзины пару поленьев подбросила в костер и протянула ладони к огню. Жар приятно коснулся озябших пальцев, разгоняя тепло по рукам.
    -Привет, Рыжая. - Наглый, не предвещающий ничего хорошего, голос раздался где то из-за ее плеча. “Змей”, пронеслось в голове ненавистное имя.
    Он появился из неоткуда, как и всегда, медленно подошел сзади и встал за спиной. Подождал. Она не обернулась.
    -Что ж ты, даже привет не скажет? - Снова по змеиному но уже мягче произнес он. Потом подойдя ближе к огню, присел на бревно, устало снял железную маску и положил рядом. На его лице, проступило выражение боли, он стиснул зубы и начал стягивать сапог. Лиса наблюдала за ним. Нога чуть выше лодыжки была прокушена. Змей достал кусок старой ветоши и попытался перевязать рану. Рыжая смотрела за его неумелыми действиями, потом не выдержав подошла к нему.
    -Дай ка я сделаю.  - С выдохом произнесла она. Присела рядом, забрала у него тряпицу. Он не сопротивлялся. Плеснув немного воды на ветошь осторожно промыла рану, достала из поясного мешочка чистую ткань и туго перевязала ногу.
    -Кто тебя так?
    -Волк. - Коротко бросил он.
    Как будто в подтверждение его слов, наступившую тишину разорвал далекий заунывный вой, вспугнув ночную птицу. Та с мерзким карканьем пронеслась над поляной и скрылась за кромкой леса. На  охотничьей стоянке вдруг стало неуютно и тревожно.
    Она зябко подёрнула плечами, со вздохом поднялась с бревна и снова подошла к костру. 
    -Зачем пришел? - Тихо спросила охотница.
    -Соскучился. - Он криво усмехнулся,  с трудом натягивая сапог.
    И снова треск горящего костра заполнил повисшую тишину. Пламя очага освещало маленький круг в темноте ночного леса. Змей уселся поудобней прислонившись спиной к дубу, посмотрел на женщину.
    -Дело к тебе есть, Лиса.
Она скосила на него взгляд. Скользкий человек, нужно быть осторожней.
Тем временем он продолжил: 
    -Скоро здесь неподалеку торговец будет. Нужно почистить его хорошенько. Поняла?
    Его тон был приказным, наглым, собственно как и всегда. Она молчала, обдумывая услышанное. Если Змей просит за этого человека, значит он ему чем то насолил, может взяться? Вот только на своих условиях. Она хитро прищурилась.
    -А если я возьмусь? Долг мой тебе, уплачен будет? - поинтересовалась она, сделав ударение на последнем слове.
    -Долг? - Усмехнулся он, подавшись вперед. - Эко ты быстрая какая? Засмеялся уже в голос. 
    - Ты думаешь с этого торгаша и барыши себе забрать, и со мной расплатиться? Ой Лиса, насмешила ты меня. - Голос резко изменился, стал жестким - Нет рыжая, так не пойдёт, я с тебя другое возьму. - взгляд Змея заскользил по её губам.
    Лиса злилась. В этой игре она явно проигрывала. Не каждый день ей встречался человек который мог бы загнать её в угол. 
    -И ты мне это дашь. - прошипел он.
    Эти слова обидно резанули слух охотницы, злость заставила ее забыть об осторожности, рука непроизвольно потянулась к ножу на поясе, но он уловил это движение и резким прыжком оказался рядом, схватил и больно сжал её руку. 
    -Чего ты хочешь!? - Голос Лисы дрожал от ярости. - Как вернуть тебе долг?
Он не спешил с ответом, наслаждаясь ее страхом и отчаянием, властно протянул другую руку к ее лицу, приподнял голову за подбородок.
    -Назови меня хозяином. - Твердо потребовал он.
    Глаза рыжей полыхнули. Она резко отшатнулась в сторону вырываясь из его рук. От негодования мысли путались в голове, она поняла, что просто так ей не отвертеться и это сводило с ума. Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
    -Уходи! - произнесла она, потирая нежную кожу на запястье. Он опустил взгляд, повернулся спиной, подобрал маску.
    -Ты, подумай пока, над моим предложением. - Он развернулся и шагнул в темноту. И уже оттуда закончил. 
    -И про торговца не забудь. Вещица у него ценная есть. Считай это моим подарком тебе. Послышался звук удаляющихся шагов. 
 
    Тело била мелкая дрожь, нахлынула слабость, на неверных ногах вернувшись к костру, она устало опустилась на бревно. Его слова не давали ей покоя: “Он слишком непредсказуем и дерзок, но самое неприятное - он может себе это позволить. Он знает меня в лицо, знает кто я, знает слишком много о моих делах и пользуется этим.” 
    Она обхватила себя руками. “Думай Лиса, думай рыжая, нужно как-то выпутываться. Не одену я ничей поводок! Надо избавиться от этого человека… Но как?.. Он чертовски опасен...” Мысли метались в голове, сменяя одна другую. Она подняла голову к ночному небу, лунный свет мелькнул искорками стали в голубых глазах. Напряжение прошло, взгляд обратился во тьму леса излучая уверенность и азарт. Она знает что нужно делать.
 
Продолжение следует...

 

 

 

 

 

Изменено пользователем Nalsurion
5 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

                             %D0%93%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0% 

 

 

 

 

 

Змей                    Один в поле воин           Часть первая

 

 

 

Все планы летели к черту. Очередная вылазка не увенчалась успехом, более того, она принесла кучу проблем и запустила цепочку последующих событий. Хотой, верная рука Лисы, был схвачен, а она не смогла отбить его из цепких лап Марека. Её стрела, лишь касанием прошлась по левому уху князя, не причинив ему особого вреда. Тогда же стало понятно, что Хотою не помочь, надо было спасать хотя бы себя. А что ей ещё оставалось делать? Будучи на свободе, у нее ещё был шанс вызволить товарища. Первым делом нужно было подчистить следы в поселении, прежде чем князь приедет с обыском, но она не успела этого сделать.

Лиса корила себя за малодушие, там в деревне, она испугалась за свою свободу. Что случилось бы увези князь её в замок? Ну допросил, ну посадил под стражу на денёк, выкрутилась бы. Нет, вместо этого она рванула своего коня и умчалась прочь. Конечно, теперь князь объявит ее, рыжую охотницу Салли, в розыск. Глупая, глупая девчонка! Но,  с другой стороны... Она попала в безвыходное положение, в котором может помочь только Он. Змей придет и... Попадёт в ловушку. И будет вынужден играть на её условиях. Он ни за что не упустит возможности потребовать долг еще раз, и это будет его ошибкой. Она потрепала Унена за ухом, одела перчатки.

Но сейчас нужно найти где то приют, хорошенько все обдумать.

Огневолосая осторожно осмотрелась по сторонам, не видно ли где княжих всадников. День тем временем клонился к закату и ночевать под елью было не лучшей идеей. Она взяла коня под узды, направившись к воротам Чертогов. Если сюда и доберутся люди князя то это будет не скоро.  

Осторожный стук в ворота. Лиса несколько раз моргнула входя в образ обиженного ребенка, наивная непосредственность засияла в её глазах. По ту сторону ворот послышалось бряцание оружия и тяжелые мужские шаги.

-Кто там? - Голос Гандрейда разнесся по двору.

Рыжая не ответила, она знала что он поднимется на ворота посмотреть кто нарушает покой поселения. Она все скажет ему одним взглядом. Быстро растрепала рыжие локоны, несколько раз часто вздохнула чтобы придать запыхавшийся вид и подняла глаза наверх. Когда же из за частокола выглянул хозяин, она посмотрела на него испуганными глазами.

-Салли? - Ожидаемо тревожно произнес мужчина.-Что случилось, что ты тут  делаешь? - И не дожидаясь ответа, начал спускаться.

Он быстро открыл ворота пропуская ее внутрь. Она молчала, печальный и испуганный взгляд бегал по его лицу, губы наигранно подрагивали, давая понять что женщина вот-вот расплачется. Он забрал у неё поводья и продолжил расспросы.

-Что с тобой? - Снова спросил он, потом спохватился, - Да что ж мы здесь то стоим, ты наверно замерзла, пойдем в дом.

- Князь… - уже рыдая выдавила она.

И, прерывая свой рассказ короткими всхлипами, поведала ему как все было. Как князь обнаружил схрон оружия в деревне, о котором она ничего и ведать не ведала, как начал расспрашивать и грозить. И как потом скомандовал собираться с ним в замок. И как она, бедная, испугавшись что он снова запрет ее по ложному обвинению или того хуже сдержит слово и выдаст замуж, рванула своего коня куда глаза глядят. И как раскаивается в этом, но страх перед князем сильнее. И повиниться в этом она к нему не пойдет. В перерывах между наигранными всхлипами она украдкой смотрела на Гандрейда, осторожно оценивая верит ли он ее словам. И он верил, даже сочувствовал. Где то в глубине души она была ему очень признательна за это. Все шло так, как должно было идти по ее плану.

После ужина, Гандрейд оставил свою гостью отдыхать, заверив что никто ее не тронет и не выдаст пока она находится под его защитой. Наивный человек, нечего сказать.

Сидя за столом при свете лучины, она обдумывала свои дальнейшие действия и медленно расчесывала волосы, когда в дверь тихо постучали. На пороге стоял Вагни. Она молча перевела на него вопросительный взгляд.

-Он здесь. -Тихо произнес мужчина.

Лиса спокойно поднялась и вышла из дома. Ее верный конь уже стоял у крыльца. Она взяла его за поводья и медленно двинулась за Вагни, который повел ее к западным воротам. У северных же ворот слышались голоса. Один громкий и четкий, он раздраженно кричал на кого то, и второй наглый, тихий, шипящий.

Теперь она не имела права на ошибку, всё должно было идти точно по плану, от этого зависело слишком многое. Оседлав своего гнедого, она заставила потоптаться его на месте, чтобы незваный гость услышал, что кто-то выезжает. Поняв что ее заметили, она легко направила коня через лес, специально не пуская его в галоп, чтобы можно было угадать ее направление. И он угадал. Обернувшись в седле, она заметила темную фигуру входящую в лес вслед за ней. “Попался, теперь ты мой” улыбнулась рыжая. Тут уж, она пришпорила коня и понеслась, на запад. Туда, где в одной рыбацкой деревушке, проживали суровые северные люди и все не слабого десятка. Уж если кто и сможет совладать со Змеем то только они.

Поселение Скомбре было выбрано не случайно, люди там сильные, боевому ремеслу обучены. В замок к городской страже его вести нельзя, он не дурак и туда не сунется, да и ей теперь дорога туда заказана. Конь мчался сквозь ночной лес, минуя стволы деревьев, кустарники и овраги. Лиса хорошо держалась в седле, бешеная скачка в ночи была привычным делом. Надо успеть, успеть раньше чем люди в поселении лягут спать, а иначе она рисковала остаться у запертых ворот.

Когда же наконец показался западный берег, была уже полночь. Верный Унэн, сбавил ход медленно перебирая копытами по песчаной дуге. У ворот форта стояла женщина с волосами цвета первого снега, она с тревогой вглядывалась во тьму явно ожидая кого-то. Красивая, спокойная, такая станет хорошей заботливой женой для любого мужчины и прекрасной матерью для своих детей. Лиса знала что имя ей, Йорга. Беловолосая осмотрела гостью, улыбнулась и тихо открыла калитку приглашая зайти внутрь. Ее голос, мягкий и ровный, вселял чувство спокойствия и уверенности.

-Нам сказали что ты придешь. - Мягко улыбнулась Йорга.

-Кто? - Не поверила своим ушам Лиса и резко остановилась.

Но беловолосая только загадочно улыбнулась в ответ.

Женщины зашли на маленький, аккуратный дворик. Под большим деревянным навесом расположились люди, они сидели за широкими дубовыми столами, неторопливо переговариваясь за поздним ужином. Охотницу пригласили присоединится. Йорга поставила на стол ещё одну порцию, аромат горячей пищи раздразнил желудок. Поселение в основном занималось рыбной ловлей, вот и сейчас подали угощение из рыбы. Лиса украдкой осматривала присутствующих. Суровые но добрые лица мужчин, многие покрыты шрамами, которые оставила им нелегкая жизнь.

Один из них, беззлобно шептал другому, мол видишь рыжая какая, не иначе ведьма, у нас бывало и на костер таких отправляли. Лиса услышала шутку и весело подмигнула говорящему, он ответил  ей широкой улыбкой.

На миг Рыжей стало не по себе от того, на что она обрекает этих прекрасных людей, справятся ли они с этим опасным человеком? Она снова окинула присутствующих взглядом, глаза остановились на женщине сидевшей по ту сторону стола. Хельга, так обращались к ней мужчины. Её светлые волосы были заплетены на северный манер в пышную косу до самой спины, черты лица чем-то неуловимым напоминали Йоргу. Эти женщины наверно сестры, подумала Лиса. Что же я творю? Может я недооцениваю Змея, может уже к утру тут не останется ни одного живого человека. Она тряхнула головой. Нет, все должно получится.

-Почему на этот раз князь осерчал на тебя?

Голос Йорги был приятен для слуха. Нежный и неторопливый, Лиса как то сразу успокоилась и ответила все тоже что и Гандрейду у Чертогов. Пока длился ее рассказ, староста деревни Ингвар, внимательно слушал. Потом откашлялся и строго произнес.

-Нет на этого князя управы, творит бесчинства кои вздумаются.

В этот момент, у ворот залаял пес. Надрывно, громко. За столом сразу стало тихо. Кто-то колотил в ворота.

-Я посмотрю кого там нелегкая принесла. - Поднялся Ингвар.

Вот оно, началось. Сердце Лисы забилось сильней, волнение подкралось и нахлынуло волной холода, пробежав мурашками по спине. Она крепко стиснула перчатки в руках.

Йорга поднявшись следом, взглядом указала охотнице идти в дом  и закрывая дверь прошептала:

-Сиди тихо. Лиса молча кивнула и затаилась, прислушиваясь к звукам на улице.

 
 

Продолжение следует...

6 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

                                                                                      11c24fb015244b157c78d1b8ec1642a9.jpg

 

 

 

 

 

Змей Один в поле воин Часть вторая

 

 

Он не был княжим посланником, но и простым крестьянином его назвать было невозможно. Железная маска закрывала лицо, в ней была прорезь только для одного глаза. Правого. Длинный балахон, отдаленно похожий на монашескую рясу, почти касался земли. Широкий капюшон покрывал голову незнакомца, из под длинных рукавов были видны кожаные перчатки с металлическими пластинами. Нет, такого стражники из замка точно не носят, подметил про себя староста.

- Так ты что ж, на ночлег остаться хочешь? - Ингвар задал вопрос, подозрительно осматривая незнакомца.

- Может и хочу, - медленно произнес Змей, даже не глядя на хозяина. Взгляд его единственного ока скользил по закоулкам деревни, он явно что-то высматривал. Староста недоверчиво прищурился и снова спросил:

- И как же ты ночью к поселению нашему вышел?

- Следы меня сюда привели, - задумчиво и больше самому себе ответил Змей, продолжая вглядываться в темноту поселения.

Староста покачал головой:

- Следы? Что ж за зверя ты выслеживал?

Человек в маске усмехнулся:

- Лису, рыжую, - он повернулся к старосте, - не видал такой?

- Нет, не видывал, - развел руками Ингвар. - Да и живность такая в наших окрестностях давненько не водилась.

- Ну-ну, - Змей повернул голову к навесам, пристально посмотрел на очаг, потом перевел взгляд на соседнее строение, что-то приметив. То был небольшой деревянный дом, переделанный под мастерскую плотника.

- А позволь мне, староста, осмотреть деревеньку твою, больно у вас тут красиво, - безразличным голосом произнес Змей.

- Так ночь же, не видать ничего, вот солнце встанет и посмотришь, -явно с насмешкой ответил Ингвар.

Но Змей уже не слушал его, он медленно пошел к деревянной мастерской. Попытался заглянуть в окно, но близко к стеклу подойти не удалось, мешался невысокий заборчик. За заборчиком, прямо под окном, буйно цвели осенние растения, раскрыв свои рыже-красные лепестки. Лиса стояла справа от окна, прижавшись вплотную к двери. Заметив знакомый силуэт на улице, она резко присела. Сердце отчаянно забилось в груди. Руки дрожали мелкой предательской дрожью. Он пугал ее, пугал так, как ребенка пугают ночные тени в углах комнаты, как пугает неотвратимость рока, нависшего над загнанным зверем. Она должна избавиться от этого страха и сделать это можно только одним способом. Избавиться от этого человека.

Ингвар не двинулся с места, молча наблюдая за незваным гостем. Только рука тихо легла на рукоятку боевого двуручного молота. Неподалеку, рядом с колодцем, стояли Йорга и Хельга, они настороженно наблюдали за человеком в маске.  На колодезной крышке каменного круга лежали два лука и колчан стрел. Из темноты, со стороны кузни показались еще трое мужчин. Всё так же молча, они достали оружие, готовые в любой момент отразить угрозу, исходящую от этого странного человека. Но без приказа старосты ничего делать не стали.

Подойдя к дому, Змей остановился, обернулся на старосту.

- Открой дверь, - вкрадчиво попросил Змей.

Ингвар ничего не ответил, но взгляд его изменился. Голубые глаза северянина враждебно смотрели исподлобья. Остальные мужчины начали медленно обступать незваного гостя.

Заметив это, Змей засмеялся, звучно, громко, в голос.

- Уходи-ка ты подобру-поздорову, - с угрозой в голосе произнёс староста.

- Открой дверь этого дома, - потребовал Змей.

Лиса слышала каждое слово, он был так близко, в нескольких шагах от неё, его голос ледяной хваткой сжимал сердце, зимней стужей проникая в душу. Сомнения снежными льдинками закружились в голове: он слишком спокоен и уверен в своих силах, он совершенно не боится за свою жизнь.

Заметив, что жители медленно обступают его, Змей решил сменить тактику. Он облокотился о маленький заборчик, положил руку на увесистый поясной кошель, несильно похлопал по нему ладонью, послышался звон монет.

- А может, так договоримся? - он посмотрел на хозяина поселения. -Назови цену.

- Убирайся, - коротко прорычал в ответ староста и крепче перехватил молот.

Змей недовольно цокнул языком.

- Ну что ж, я предлагал, - он выпрямился, положил ладонь на рукоять сабли, обвел подступающих к нему людей презрительным взглядом. - Открой дверь, или я вырежу всю твою деревню.

Лиса вдруг вспомнила, как упала там на берегу, сраженная этой саблей. Как еле выкарабкалась с того света от множества порезов. Она считала себя неплохим бойцом, но этот человек владел оружием куда лучше многих.

- Последний раз говорю: убирайся отсюда! - прокричал староста.

В ответ раздался лязг обнажаемой сабли, сливаясь в единый звук со злобным шипением из-под маски.

- Я знаю, что она здесь, отдайте мне ее и останетесь живы.

Ледяной ветер сомнений с новой силой заметался в сознании Рыжей, превращаясь во вьюгу непрошеных мыслей. Если хоть один человек из этой деревни сегодня умрет из-за нее, она никогда не простит себе этого. “Я еще могу их спасти, могу все остановить. Да, я разбойница, но здесь и сейчас другое дело, эти люди пытаются мне помочь, просто, бескорыстно. Я должна.” Она резко поднялась, прильнула к окну. Змей стоял в окружении поселенцев и явно чувствовал себя хозяином ситуации, его твердая осанка, уверенно стоящие на земле ноги, вся его поза показывали невероятное спокойствие.

Она рванула на себя дверь.

- Не тронь этих людей, - она решилась, будь что будет. Главное не допустить гибели людей, которых хоть и знала плохо, но была им безгранично благодарна.

- А, вот и ты! - раздалось из-под маски. -Что ж ты, рыжая, бегать от меня вздумала? - он ухмылялся, говорил нагло.

Она вышла вперед, встала между старостой и капитаном. Низко поклонилась Ингвару.

- Спасибо вам за защиту и простите меня. -Потом обернулась к Змею и продолжила. - Убери оружие. Пойду с тобой. Только не трогай никого.

Кто-то неожиданно схватил ее за руку и дернул назад, она тут же увидела мужские спины, обступившие Змея. Обернулась: Йорга крепко держала ее руку.

- Ты что ж, совсем его не боишься? - она удивленно смотрела на Лису голубыми, широко открытыми глазами.

- Боюсь, очень боюсь, - тихо ответила рыжая.

Тем временем Хельга подвела Унэна.

- Садись в седло, быстро.

Рыжая оседлала коня, а Йорга повела его под уздцы к воротам.

- Скачи и не останавливайся, мы задержим его. За нас не волнуйся, - с этими словами она хлопнула коня по крупу. Тот встал на дыбы, чуть не скинув рыжую, и помчался к уже открытым воротам. Лиса обернулась, мужчины уже окружили Змея, а женщины натягивали тетивы на луках. Конь прошел через ворота и помчался сквозь редкие кусты, направляясь к северу, туда, где сплошной стеной стоял темный лес. Унэн на всем скаку ворвался в густые заросли, мимо мелькали здоровенные стволы деревьев.

Голова была пуста. Думать о чем-либо сейчас было просто страшно. Она мчалась в эту мглу, даже не понимая, что будет делать дальше. Поселение Скумбров давно осталось позади, а впереди только лес, она не часто бывала в этих местах, здесь не было знакомых ей троп, не было места, где можно укрыться. Неожиданно Унэн споткнулся, рыжая кубарем полетела через голову верного коня и со всей силы ударилась головой о довольно здоровенную ветку. Тело отбросило в сторону. Она рухнула на землю, в нос ударил запах опавшей листвы и хвои. Попыталась подняться, но голова закружилась, тело не слушалось, в глаза ударили яркие искры, и сознание покинуло ее…

Сколько прошло времени, она не знала, может, часа четыре, было еще темно. Положив руку на ушибленный лоб, она застонала. Немного приподнявшись, Рыжая облокотилась о ствол дерева и осмотрелась. Конь стоял рядом, спокойно поедая осеннюю пожухлую травку и помахивая хвостом. Лиса сняла с пояса бурдюк с водой, открыла, сделала несколько глотков, плеснула себе на ладонь, протёрла лицо. Голова гудела, как рой диких пчел.  Они не выпустят его из деревни, и он уже, скорее всего, мёртв. Его тело тихо похоронят где-нибудь в лесу. С этими мыслями она сделала над собой усилие и поднялась на ноги. Пошатываясь, добрела до Унэна, взяла его за поводья и медленно повела его дальше через лес. Может, удастся выйти к людям или хотя бы набрести на заброшенный охотничий домик и попроситься на ночлег. Она даже не сразу поверила своим глазам, уже привыкшим к темноте, когда ее взору открылась словно только что нарисованная картина: среди крепких дубов стоял скособоченный бревенчатый сруб. Весьма уже подгнивший, но все же более или менее целый. Подойдя ближе, она осторожно заглянула в окно, внутри было темно и тихо. Хозяев было не видно. Она легонько толкнула массивную дверь, та со скрипом отворилась. Лиса осторожно шагнула внутрь, маленькая каменная печь в углу, кривоватый, но добротно сделанный стол, лавка и ворох соломы накрыты грубой мешковиной. Она снова вышла на улицу, привязала Унэна к ближайшему деревцу, как всегда достала несколько кусочков яблока, заранее нарезанных как угощение для своего любимца, протянула животному. Тот благодарно облизал ее руку, приняв угощение. Возле двери обнаружилась небольшая поленница. Прихватив с собой пару поленьев, Лиса вернулась в дом к печке, не с первого раза, но растопила её. Стало светлей и немного уютней. Неожиданно она вспомнила, что когда Йорга подвела ей коня, там в поселении, она прикрепила к седлу небольшой мешочек, нужно посмотреть, не найдется ли в нём, чем утолить голод. Лиса снова вышла из дома, подошла к Унэну, начала отвязывать верёвку, которой к седлу заботливыми руками северянки был приторочен мешок.

Как вдруг сильная и жесткая рука схватила ее за волосы, потянула голову назад, горло почувствовало тонкую полоску холода.

- Убить меня задумала, Рыжая? - он уже не шипел, он рычал. Она замерла, с ужасом понимая, что снова недооценила этого человека и теперь попалась в свою же ловушку. Твердо державшая Лису рука рывком подтолкнула её в сторону открытой двери. Нож у горла не оставлял выбора, она покорно шла навстречу своей... смерти? Да, после такого он, скорее всего, убьет её. Она бы убила. Он завел её в дом, убрал нож от горла, тычком кинул её на соломенный лежак. Закрыл дверь на засов. Она смотрела на него, кое-где через балахон проступали пятна крови, один рукав был разорван. Он снял маску, небрежно кинул ее на стол, потом стащил балахон через голову, её взору открылся изящный доспех на его теле, такого она еще не видела, не иначе работа заморских мастеров. Под балахоном его было трудно заметить. Видимо, уже не однажды это снаряжение спасало Змею жизнь. Он осторожно отстегивал секции доспеха, не сводя свой единственный глаз с рыжей. Тело постепенно обнажалось, открывая ее взгляду застарелые шрамы на груди и боках и новые, совсем свежие, еще кровоточащие после схватки со скумбрами. Она печально опустила взгляд, тихо спросила:

- Ты убил этих людей?

Он коротко ухмыльнулся, снимая последнюю чешуйку дорогой стали с плеча.

- Нет, только подранил нескольких. Я шел не за ними, - он снова ухмыльнулся.

“Слава богам, они живы, эти люди живы.” Она еще раз пробежала глазами по его израненному телу. “А они его изрядно потрепали”, - подметила про себя Лиса. “Может, получится вырваться, проскочить мимо него?” Сейчас, когда она узнала, что на ее совести сегодня нет смерти, ей остро захотелось жить, и она решилась. Резко вскочив на ноги, она рванула мимо Змея к двери. Но не тут-то было: с невероятной для раненого человека силой он схватил ее, резко повернул к себе лицом и прижал к бревенчатой стене. Она в ужасе замерла, глядя на него голубыми глазами. Змей протянул руку к ее щеке, неожиданно нежно провел пальцами по коже, вниз по шее, лицо его приблизилось, он медленно втянул воздух носом, впитывая её запах. Она, казалось, еще сильнее вжалась в стену. Его вторая рука легла на её бедро и заскользила вверх, задирая подол платья. Он заглянул ей в глаза и увидел там мечущийся испуг, но он больше не требовал, не приказывал, он больше просил:

- Стань моей…

Предрассветную тишину нарушил стук копыт, приближались несколько всадников. Она испуганно перевела взгляд на окно, за которым уже забрезжил робкий утренний свет.

- Это за мной, - прошептала она и подалась вперед, пытаясь высвободиться из его объятий. Он нехотя отстранился, давая пройти, освобождая ее. Он понимал, что ему придется сейчас отпустить ее, иначе она окажется в замке. Откуда вызволить ее будет сложно. Подойдя к двери, женщина прислушалась, осторожно отодвинула засов и тихонько выскользнула за дверь. В последний момент он поймал её руку.

-Ты вернёшься ко мне? - и не понять по лицу, то ли просил, то ли требовал.

Она обернулась, несколько мгновений смотрела на него, но так ничего не ответив, осторожным движением высвободила руку и быстро направилась к Унэну. Странное чувство сдавливало душу, она еще не понимала, что происходит, боялась этого ощущения. Она испытывала то ли сострадание, то ли… Но сейчас не до этого… Она тряхнула головой, прогоняя морок: «Я подумаю над этим завтра…». Она тихим шагом направила коня меж деревьев, оставляя позади проклятый дом и этого опасного человека, который искал её так долго, чтобы отпустить.

 

 

Продолжение следует...

 

 

Изменено пользователем Saille
5 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

27CE00D2B3151160656DA930EAFBE4A204BC3C72

 

 

Змей    Часть третья    Слезы и пепел

 

 


     Быстро перебирая лапами, лиса бежала по тонкому льду Белого озера.  Она чувствовала, как за ней по пятам движется нечто большое и страшное, оно не догоняло, но и не отставало ни на шаг. Давящее чувство опасности вынуждает все быстрее мчаться вперед.  Еще немного, и рыжая доберется до спасительного леса на том берегу, а там-то все легче запутать следы, затеряться в густой чаще. Она переходит на бег, коготки с каждым прыжком впиваются в лед, не давая лапам скользить. Еще чуть-чуть и страх пропадет, словно истаявший снег по весне. Еще пара шагов и лисица скроется меж вековых дубов. Прыжок, еще один и она врывается в заснеженный лес, виляет между запорошенных стволов деревьев.  Пушистый хвост то и дело касается снежного покрова, заметая следы. Лес успокоил, страх отступил, она в надежном и родном месте, надо перевести дух, рыжая останавливается, с жадностью хватает маленькой пастью холодный снег,. Неожиданно сбоку от нее, крупное дерево с треском падает на землю, его неестественно темная кора блестит влагой. Лиса еле уворачивается, отпрыгивая в сторону. Любопытство заставляет забыть об осторожности, она подходит ближе, принюхивается, может, дерево когда-то опалило пламя, оставив на нем следы черных ожогов. Однако гари она не чует, вместо этого есть запах соленой морской воды. Лиса замирает, почуяв неладное, а ствол дерева меж тем приходит в неестественное движение, начинает сгибаться, извиваясь. Закручивается в кольцо, потом еще в одно и вот уже перед глазами рыжей охотницы целая вереница изгибов, плавно перетекающих одно в другое. Это гипнотизирует, не дает сдвинуться  места. Одно из колец неожиданно падает, накрывая лису, вокруг поднимается снежная пыль от удара о землю, теперь она внутри этой постоянно движущейся петли, которая начинает сжиматься. Меж остальных крупных колец и завитков этого существа проявляется красноватый огонек, он медленно движется в сторону жертвы, плавно перетекая то влево, то вправо, перемещается еще ближе, почти к самой рыжей мордочке. И лиса с ужасом понимает, что это око, пристально смотрящее на нее. Змей то и дело быстро высовывает свой раздвоенный язык, пробуя воздух. Тихое шипение доносится из его пасти. Он не угрожает, но предостерегает: “не двигайся.” Да она и не может, страх сковал лисье маленькое тельце, будто приморозив к земле, а петля, уже плотно сжавшись вокруг нее, не даст возможности хоть немного сдвинуться с места. Неожиданно красное око резко расширилось, голова змея молниеносно развернулась, пасть открылась, раздалось оглушительное шипение, преисполненное боли. Остальные кольца нервно подрагивали и падали на землю одно за другим. Что-то происходило, голова змея металась в угрожающих бросках и выпадах. Там, из основной массы изгибов, послышался протяжный волчий вой, и лиса увидела, как два волка, черный и белый, рвут змееву плоть. Вгрызаются острыми клыками в его конвульсивно извивающееся тело. Из их пастей сочится кровь, они вознамерились пожрать его без остатка. 
     Змей дергается всем своим огромным телом пытаясь сбросить хищников, не замечая, как одним взмахом кольца откинул лису в сторону. Рыжая ударилась о ствол крупного дуба и упала в белый покров. Снег залепил глаза и уши, она быстро вскочила на лапы, одним прыжком выбралась из сугроба, отряхнулась. Змей, сильно израненный, уползал в чащу леса, оставляя за собой кровавые тонкие струйки на снегу. И снова раздался вой, но уже тише - лиса повернула голову на звук, и успела увидеть, как растаяли два волчьих силуэта, превратившись в серый дым, уносимый порывом ветра вверх теряясь в кронах деревьев. Что-то пошло не так, инстинкт повел себя странным образом, заставляя лисьи лапы помчаться по кровавым следам, оставленным на снегу тем страхом, от которого она бежала. Наверное, инстинкт хочет заставить ее добить змея, вгрызться в его ослабленное тело, покончив со всеми страхами. Она бежит, перепрыгивая припорошенные снегом кочки и ямы, стволы давно поваленных деревьев, продирается сквозь кустарник, царапая мордочку. Кровавый след становится ярче, глубже просачивающийся сквозь снег до самой земли. Она бежит еще быстрей, насколько позволяют силы, в голове громким набатом бьется мысль: «надо успеть, успеть, успеть... спасти…».
     Мир перевернулся, взорвался ярким светом утреннего солнца в глаза, ароматом пищи приготовленной на костре, запахом курящихся трав, звуками лошадиных копыт, стучащих по мерзлой земле. Охотница вскидывается, садясь на лежанке. Тяжелое, прерывистое дыхание рвется из груди, волосы, прилипшие ко лбу от холодного пота, щекочут кожу. Голубые глаза тревожно смотрят перед собой. Подле нее Говорящий, его пристальный взор устремлен на женщину. Он молча сидит, поджав ноги под себя, а пальцы его медленно водят по краю пиалы, из которой курится тонкая струйка серого дыма.
     - Огневолосая металась во сне.
Она слышит его голос, и понимание реальности возвращается, дыхание успокаивается, сжавшиеся крепко пальцы ослабляют хватку, выпуская из рук лоскутное одеяло.
     - Что ты видела? - голос шамана мягкий, спокойный, а его взгляд сосредоточенный, кажется, он видит ее насквозь. Но Лиса еще сама не осознала, что было в этом сне. Только тревожное чувство, оставшееся от темного леса с кровавым следом, еще бьется перепуганной птицей в груди.
     С той страшной ночи, что она пережила в поселении, прошло уже несколько недель. Пора было признаться себе, что последние события, там, в пустующем доме, не давали ей покоя, но думать и тем более разбираться в них Лиса запрещала себе, как будто боясь наткнуться на что-то, что может погубить ее.


     День выдался солнечным и морозным. Настроение постепенно поднималось. Лиса сидела у костра и размышляла о том, что жизнь ее приходит в прежнее русло. Князь полностью оправдал ее и более не серчал на Рыжую, не устраивал облав. Как это вышло я, пожалуй, расскажу в другой раз, иначе нам просто не хватить времени поведать о главном.

     Сегодня у Лисы было важное дело, она получила весточку от своего подручного, тот просил встречи на пристани по поводу очень важного, недавнего события. Интересно, что у него могло приключиться, что просит о разговоре так скоро и в таком неудобном месте, но поделать нечего, без помощи своих оставлять нельзя. Нужно прихватить с собой монет на всякий случай. Но если по пустяку тревожит, получит у меня. Записка найденная в укромном месте на охотничьей стоянке гласила: “Ночью, когда в закатной бухте сядет солнце, я буду ждать тебя на пристани, мне срочно нужна помощь. И подпись. Кривой.”

     Вызвала ли эта записка подозрения? Нет, не вызвала, так как была уже не первой от этого подручного в таком роде. Также Лиса надеялась что он сообщит ей вести о схваченном Хотое. Может он что-то слышал или узнал. Также нужно было повидаться со связным, он должен был тоже принести ей вести и, возможно, подсказать, когда пленника будут переводить на каторгу. 
До вечера оставалось не так уж много времени, нужно было чем то заняться. 
     Гребень легко проходил сквозь густую шелковую гриву, Унэн благодарно тянулся к лицу женщины, пытаясь коснуться носом ее щеки. Лиса улыбалась, задумчиво расчесывая шелковистый конский волос. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, а на чуть потемневшем вечернем небе проглянули первые звездочки. Пора было выдвигаться. 
     Дорога предстояла недолгая: сначала до заброшенной корчмы, находившейся недалеко от подножья Седого Великана, а там мощеная дорога мимо столицы, выводила аккурат на причал. Там, в бревенчатом складе, ее должен был дожидаться подельник. До корчмы Лиса добралась без особых приключений, лишь случайно спугнув нескольких зайцев, которые обгрызали кору  с недавно упавшего дерева. А вот на дороге из камня вышла небольшая заминка. Примерно на ее середине она увидела свет факела, а потом разглядела пешего человека. Чтобы не наткнуться на кого-то знакомого, она повернула коня в лес, и немного постояла за кустарниками пропуская ночного скитальца. Кто это был, она не смогла разглядеть, да это собственно, было и не важно. Чувствуя, что встретив еще какие то препоны на дороге, она может не успеть к назначенному времени, рыжая пустила коня рысью недалеко от тракта через лес, и уже минут через пятнадцать увидела на окраине огни Гвинделара. Сайли свернула на песчаную косу и направила Унэна к корабельной пристани. В свете последних событий, стоило избегать моря, но в этот раз ей нужно было увидеть своего связного из замка, а без подозрений он мог прийти только сюда.
     Привязав Унэна к столбу сторожевой вышки, она подошла к деревянному срубу, тихо толкнула дверь, та не заскрипела. За зданием следили. Вошла внутрь, было прохладно, но разжигать жаровню она не решилась. Свет могут заметить и прийти проверить - кто же это задержался в доках? Лиса прошлась по комнатам, никого не было. Она встала у окна из которого можно было разглядеть закатный горизонт, а также край поселения Скомбре, мирно мигающего немногочисленными уличными фонарями. Сняла перчатки, поднесла руки к губам, пытаясь согреть их своим дыханием. Снова в голове промелькнули события той ночи в заброшенном доме в непроглядном лесу. То ли от частого переживания, то ли просто от усталости, но всплывшие воспоминания не приносили больше страха, на лице охотницы еле заметно проступило недоумение. Ведь она так боялась этого человека. Что же изменилось? И тут мозг подкинул еще одну картину, ту, где рыжая лисица, сбивая лапы, мчится через темный заснеженный лес, следуя по кровавым полосам оставленным, опасным, воплощающим сам ужас существом. Она тряхнула головой, пытаясь избавиться от странного чувства проникающего в душу. В углу помещения что то зашуршало и метнулось в сторону, стекло отразило неясную тень, кто-то стоял сзади. Рука рыжей потянулась к ножу на поясе, но ее движение осторожно остановила чужая сильная ладонь в железной перчатке, накрыв холодным металлом теплую кожу. Тихий выдох на самое ухо.
    -Здравствуй, Рыжая. Я ждал тебя.
Лиса открыла было рот, дабы сказать, что она ожидала увидеть здесь другого человека, но он предугадал ее мысли и тихо продолжил.
    -Он не придёт. Он продал тебя и теперь его тело покоится на дне. 
Она все поняла, записка на охотничьей стоянке лежала в тайном месте о котором знали только она и Кривой. Змей сам подкупил его, заставив положить записку и сам же расплатился с ним по счетам, за его же предательство. Ну что ж, пусть так. Иначе, останься он жив, ей пришлось бы заканчивать дело самой. “Какая услуга, - с иронией подумала Лиса.”
    Она обернулась, он стоял так близко, его лицо рассеченное шрамом, отражало спокойствие. На нем не было маски, губы исказила знакомая ухмылка. Он сделал еще малое движение к ней на встречу, вынуждая вжаться затылком в холодное стекло, а руками упереться в деревянный резной подоконник. Странно, но страха не было, она поймала себя на этой мысли глядя ему в единственный глаз, смотрящий на нее цепким проникающим взором. Сейчас он казался таким беззащитным, но она понимала что это только иллюзия, что под его потрепанным балахоном скрывался прекрасный заморский доспех, из составных чешуек. Он молча смотрел на нее, взгляд скользил по ее глазам, губам, волосам огненно рыжего цвета, он любовался ей. Ее рука непроизвольно потянулась к его лицу, пальцы осторожно коснулись лба, проведя вниз по виску и мягко скользнув к скуле. Он неожиданно дернулся в сторону, во взгляде отразилось удивление и непонимание ситуации. Ее рука застыла в воздухе, там где только что было его лицо. Она поняла, что он не привык к нежности, и этим неожиданным действием впервые ввела его в смятение. Но ненадолго, он взял себя в руки очень быстро и снова прильнул к ней, обратно прижав ее к стеклу, его губы почти коснулись ее губ. Она смотрела на него и было стыдно признаться самой себе что она ждет этого поцелуя. Возле склада послышались шаги, кто-то тихо, явно таясь, приближался. Скорее всего это связной осторожничая и оглядываясь приближался к складу. 
     -Тебе нужно уходить. -Ее горячее дыхание, коснулось его губ. Он на миг закрыл глаз наслаждаясь этим ощущением. Потом его рука легла на ее руку упиравшуюся о подоконник, несильно сжала. Он снова открыл глаз, его голос отдавал чуть большей хрипотцой:
     -Завтра я оставлю тут, под этим подоконником, записку. Я буду ждать тебя. -Потом резко отстранился и ушел. 
     Она еще некоторое время стояла, пытаясь осознать всю ироничность ситуации, как случилось что ее сердце начало биться сильнее от его присутствия но не испытывая страха, а лишь желание быть рядом. Охотница была уверена что Змей как всегда тихо выскользнул из дома и его никто не заметил. Она ждала когда связной войдет в дом, надела перчатки все еще ощущая горячие прикосновение его руки, присела на стул. В дверной проем заглянули, тихо окликнули по имени. 
     -Сайли, ты тут?
     -Да. -коротко ответила рыжая.
В голосе связного слышались встревоженные нотки.
     -Я выбрался сразу как смог, сказал князю что забыл запереть склады на причале, получил за это конечно, но то что я сейчас расскажу тебе, того стоило. 
     Он сделал глубокий вдох, заставляя себя успокоиться, снял шлем, поправил волосы, протер ладонью лицо. Лиса следила за его движениями и лик ее мрачнел - никогда он не вел себя так как сейчас.
     -Хотой мерт. -резко выдохнул он.
     Рыжая вскочила со своего места, чуть не опрокинув стул. Быстро шагнула к связному, схватила его за грудки, ее бешеный взгляд вперился в его лицо. 
     -Что ты несешь? - прорычала она. 
     -Его убили. -Он положил руки на плечи женщине пытаясь успокоить. Он знал что она не навредит ему. 
     -По официальной версии, его убила стража при попытке к бегству, но на самом деле, стража видела как из его камеры выходил подручный некоего капитана Змея. Слышала о таком?
     Ее лицо помрачнело еще сильнее, во взгляде полыхнула ярость, прорычала сквозь зубы. -Слышала... 

 

***

 

     К костру она подошла молча, ее угрюмый взгляд сразу упал на шамана. Тот посмотрел на нее и понял все без слов. Что-то случилось. Тамир, сидевший как всегда на своем месте среди красиво вышитых подушек, поднес было виноградину к губам но так и опустил руку, посмотрев на огневолосую вступившую в пляшущий круг света. На ней не было лица, ее узор из белой глины местами стёрся оставив белесые размывы. Несколько тонких царапин на лбу и растрепанные волосы указывали на то, что она неслась на коне через лес на полном ходу, не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки. Тамир рывком поднялся на ноги, выронив гроздь винограда, хотел было подойти, но шаман остановил его взмахом руки. Тот поколебался но, подумав, опустился назад и с тревогой посмотрел на Говорящего. Шаман поднялся сам, жестом пригласив огневолосую следовать за ним. Она молча проследовала в его шатер.

 

***

 

     В записке, найденной под резным подоконником на причале, было указано время и место. Она будет там вовремя. Она будет готова. Лиса обернулась на Закатную бухту медленно скрывающуюся за песчаным холмом, посмотрела на еще алое от заката небо. Волнения не было, была злость, уже не такая острая, не затмевающая мысли, но сильная, и она больно резала по сердцу, перекликаясь с давно забытым чувством похожим на нежность. Эта гремучая смесь плескалась в душе разъедая ее на лоскуты. Возможно, сегодня Лиса видит этот закат, это небо, в последний раз, но она готова к такому повороту в ее и так искалеченной судьбе. Возможно, он убьет ее не дав завершить задуманное. Возможно, что-то просто пойдет не так и все планы рухнут в пропасть. Но она должна попытаться. Сжав в руках поводья еще крепче она тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли. Сейчас нужно улыбаться, улыбаться несмотря ни на что.
     Когда она подъехала к заброшенной шахте, уже стемнело. Лиса спустилась на землю и повела коня в поводу, тихим неторопливым шагом. У поредевшего и местами подгнившего частокола ее уже ждали. Змей легкой поступью вышел к ней, протянул руку, забрал поводья, привязав Унэна у старой лестницы он обернулся.
    -А я смотрю, бережешь ты коня-то? -ухмыльнулся он.
Рыжая кивнула в ответ и тихо молвила.
    -Дорог он мне стал, верный он.
Змей осмотрел женщину с ног до головы, довольно цокнул языком подмечая, что-то про себя.
    -Иди за мной, - коротко потребовал Змей.
     Некоторое время они поднимались на гору по узкому ущелью, пока не вышли на ровный широкий выступ под отвесной скалой. Здесь, на обдуваемой холодным ветром высоте, стояла глиняная лачуга, внутри, сквозь малое окошко виднелось пламя от жаровни, там явно было тепло. Змей откинул полог и жестом указал рыжей внутрь.
    -Входи.
Она безропотно прошла в малое жилище, освещенное жаровней. У дальней стены в неровном свете она разглядела простенькую кровать с чистым покрывалом. Сбоку примостился маленький столик на котором стоял кувшин, по тепркому запаху разносящемуся от него, рыжая поняла что там находится вино. Змей прошел следом и прикрыл полог. Снял перчатки, погрел руки у жаровни.
    - Как, нравится тебе в этой конуре, Лиса? - Кривоватая усмешка сопровождает сей вопрос. 
Она немного помолчала, осматриваясь, потом обратила взор к нему, уверенно и нежно произнесла:
    -Здесь тот, кто делает эту конуру самым дорогим для меня местом.
Он улыбнулся на ее слова, кривой, но явно не злой усмешкой. Она тоже подошла к жаровне и протянула руку к огню. Медленно произнесла.
    -Ты знаешь обо мне все, ответь мне, что гложет мое сердце и душу сейчас?
Не отрывая рук от приятного тепла, он повернулся к женщине, пристально посмотрел на нее, потом ухмыльнулся.
    -Знаю. Подельничек твой мертв.
    -Ты расскажешь мне как это случилось?
Он помолчал, его лицо застыло в кривой усмешке, а потом произнес. 
    -Князь белоручка, решил избавиться от него, не своими руками и не руками своих людей. Он нанял моего человека. И тот выполнил свою работу как и полагается. А ты что ж горюешь о нем? -последнии слова были произнесенны с неподдельной злобой. 
     В этот момент только боги могли знать что творилось на душе у Лисы, она ненавидела Змея, готова была разорвать его на части. И в тот же момент лиса, что бежала по кровавым следам сквозь ночной зимний лес, оставляла следы нежности в сердце. От смеси этих чувств можно было сойти с ума. Они угнетали, бросали разум в черную пропасть, обещая что там на дне, она увидит проблески истинного света. Она держала себя в руках как могла, нельзя выдавать свою слабость, нельзя дать чувству ярости и любви, действовать. Но взгляд ее полыхнул.
    -Славно, ты принес мне хорошую весть. Можно не переживать за его отсутствие. -она улыбнулась глядя в огонь. -Так даже лучше.
Он смотрел на нее, и казалось, пытался заглянуть в самую душу. Она поняла что пора действовать. Сейчас. Рыжая медленно убрала ладонь от огня, коснулась одними пальцами его грубой руки, несильно сжала, потянула за собой, уводя в сторону кровати. Он не стал сопротивляться, но тут же изменил правила игры, резко развернув и прижав ее к себе. Провел рукой по волосам, разглядывая ее лицо в свете огня а потом прильнул к ней в страсном поцелуе, и она ответила ему тем же. Ее руки ласково легли ему на грудь осторожно надавили, прося опуститься на кровать. Он подчинился. Довольно прищурив единственное око, он чуть сдвинулся, смещаясь к стенке и невольно разрывая поцелуй. Впрочем, ненадолго, ибо в тот же миг обе длани мужские уже лежали на её бёдрах, притягивая ближе, приглашая буквально сесть на него. Она медленно отстранилась, ласково потянула его одежду вверх, она хочет видеть его тело. Ее руки дрожат, а сердце колотится в предчувствии того, что должно произойти. 

     Он не надел броню на эту ночь - она лежала внизу, под кроватью. Под мешковатым балахоном обнаружились, лишь свободная рубаха и портки, утянутые широким ремнём. Грубые пальцы помогли деве - сграбастали одёжу за ворот, рывком сдёрнули, обнажая торс. Змеящиеся шрамы и следы ожогов в совокупности с неровным светом от жаровни украсили тело с чётко выраженной сухой мускулатурой, невиданным узором. Он не был бугаём, но и не был хлипким торговцем-моряком. Он - Змей. Его тело подобно скимитару - дивному оружию. И сейчас к этому самому телу он прижал деву, что вызывала в нём страсть и не только плотское влечение, пусть сие он навряд ли признает. 
     Она залюбовалась видом его кожи, даже шрамы были ему к лицу, она села сверху, провела пальцами по его груди, любуясь им. Потом медленно нагнулась к его губам, ее рыжие волосы в свете огня стали почти красными, едва касаясь его губ она прошептала: “Прости меня.” 
Что-то сверкнула в ее руке, быстро и неуловимо-нож. Лезвие одним движением рассекло горло. Она выронила нож. Крик вырвался из ее груди. Она страдала.
     Неверие мелькнуло во взгляде единственного ока... и взор тот медленно потух, а кровь, хлещущая из перерезанных артерий, щедро окатила лицо и грудь Лисы. Он никогда не допускал промашек, а потому всегда выживал и выпутывался, выскальзывал из любых ситуаций. Ему не было равных в море и на побережье. Но суша его погубила. Как знать, быть может, морские боги разгневались на бывалого Капитана за что-то и послали ему эту женщину? 
     Она медленно встала с кровати, глядя на его бездыханное, но еще теплое тело, попыталась утереть слезы, горячими каплями стекающие по щекам. Протянула руку к столу, на котором он оставил свою маску, взяла ее, крепко стиснув в пальцах. Душа раскалывалась, трещала как хрупкий первый лед.
     Было больно, очень больно и боль эта проникала в каждую клеточку тела, она своими руками убила того, кто отдал бы за нее очень и очень многое. Пусть неумеючи и грубо но он оберегал ее, был ее тенью. Теперь можно было признаться самой себе, что где-то в глубине души она полюбила его, но теперь уже это не имело значения, она не сможет его вернуть, даже если отдаст все что имеет. 

     Выходя из лачуги, она осторожно коснулась пальцами жаровни, та неспешно завалилась в бок и грохнулась на пол. Угли разлетелись по доскам, отбрасывая искры. Она не обернулась.
Вышла на улицу, бережно погладила шлем, не оглядываясь пошла прочь. Слезы кровавыми бисером замерзали на ее щеках.

 

 

CDCD13317D487027BD01CC568A9617408F6861E6

5 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

1796115828c4ce05e8ca72274a3c624a.jpg

 

 

 

 

      Князь

 

 

     Унэн упрямился, нехотя переступая по горному склону, покрытому скользкой коркой льда. Сбоку от тропинки, на подтаявшем насте, были отчетливо видны следы. Волки, не меньше четырех. Конь остановился, нервно забил  копытом о землю.
    -Ну, тише, тише. -Рыжая погладила коня по холке. Унэн недовольно фыркнул, но двинулся дальше, поднимаясь по ущелью, пока не вышел на ровную площадку, обдуваемую ветром. Раз в седмицу она приезжала на это место, под вечер, когда на гору спускались сумерки. Остатки от пожара уже обильно присыпало снегом, но пепелище все еще было заметно. Росток дуба, пробившийся еще по осени, с опаленной корой на одном боку, печально покачивал ветвями. Лиса тихой поступью подошла к дереву, поставила маленький мешочек на черный от копоти камень, достала из заплечной сумки, железную, местами сильно потертую маску, бережно погладила ее. Некоторое время постояла молча, потом подняла глаза к небу о чём-то думая. Медленно плывущие тучи постепенно закрывали тусклые звезды.
    -Ну здравствуй... Рыжая. -Строгий, чеканящий каждое слово голос раздался за ее спиной.

Лиса вздрогнула, обернулась, перед ней стоял сам князь Марек Моргенштерн.
     От неожиданности и абсурдности ситуации дыхание сбилось, она попятилась назад, чуть не упала, споткнувшись все о тот же камень.
    -К...княже? - Голос запнулся, во взгляде отразилась паника, она быстро спрятала маску за спиной.  
    -Что ты здесь делаешь? -Все тем же тоном продолжил князь.
    -Я...я…-заикаясь начала женщина. -Отдыхаю, конь вот притомился. -Она перестала пятиться, понимая что и так выдала свой испуг с лихвой, и только сильнее сжала маску руками.
    -Говорили мне, что часто ты тут останавливаешься. -С этими словами он задумчиво ткнул носком сапога в снег, поддев старый уголь на пепелище.
    -А может встречи с кем ждешь? -Он поднял на нее взгляд. -Дело то молодое. -По его тону была слышна вся жёсткая ирония, что ни в одно слово сказанное ею он не поверит.
     Лиса осторожно озиралась по сторонам, нужно было что то отвечать, но мысли как тараканы разбежались в разные стороны от столь нежданной ситуации. На горе больше никого не было видно. «Нужно дать себе время.» Она медленно произнесла:
    -А что, княже, ты тут делаешь? -Снова быстрый взгляд в сторону. -Ночью. Один. -Поняв что тут действительно кроме них никого больше нет, добавила. -Может у тебя тоже дело? Молодое? -Улыбнулась она одними губами.
    -У меня то? - Он ухмыльнулся. Потом внимательней посмотрел на охотницу, что-то подметил. -А что это ты там за спиной прячешь? 
Она молчала.

    -Показывай, да без глупостей. 
Пальцы до боли сжали холодное железо, она неосознанно вторя своим мыслям, отрицательно помотала головой. “Нет, нет, нет, нет”
    -Показывай. -Прикрикнул князь.

Она вздрогнула,  снова испуганно попятилась назад.
    -Не дергайся или мне придется познакомить тебя с этим. -Он положил ладонь на рукоять шипастой булавы, на пару мгновений задержал взгляд на ее лице, и уже тише добавил. -Не бойся. Подойди ближе, не трону.
“Что же делать?” Взгляд охотницы суетно перемещался с грозного силуэта князя на верного Унэна, который стоял за его спиной. От досады она закусила нижнюю губу. “Бежать? Но как? Позади пик седого великана, по бокам обрывы в добрую сотню локтей, а через князя пройти даже и пытаться не стоит. Убьет и рука не дрогнет.” Лиса давно поняла что с этим человеком шутки плохи, силен был Марек. 
     Выбора не оставалось, придется подчиниться и надеяться на лисью хитрость, что подскажет как быть дальше, может и придумается чего.
Она глубоко вздохнула, сделала неуверенный шаг в сторону раскрытой ладони князя. 
    -Не губи, княже… -Покорно опустила взгляд.

Попытка была так себе, она понимала что разжалобить его не получится, этот человек давно отвык испытывать сострадание и все больше руководствовался холодным разумом. И в этом она убедилась еще раз.
    -Либо ты сейчас же покажешь что ты там прячешь, либо тебе помогут в замке. Мастера пыточных дел. -Со вздохом произнес он.
     Услышав последние слова, рыжая испуганно вскинула взор на князя. Она медленно убрала руки из-за спины, железная маска отразила тусклый свет луны, выглянувшей на время из-за облаков. Марек поднял на нее изумленный взгляд, он явно не ожидал увидеть это в ее руках.
    -Откуда она у тебя? -Его голос, внезапно осевший, прозвучал зловеще.
    -Человек дал, один…-Осторожно попробовала соврать Рыжая. Князь обжег ее презрительным взглядом, как бы говоря «мол, кого обмануть пытаешься, девка.» Она сдалась... Рыжая посмотрела на него поникшим взглядом, на смену тревоги пришла усталость, она еле заметно улыбнулась уголком рта.
    -Ты умный человек, князь, сам все поймешь… -Голос был тихий, почти обессиленный. 
     Мышца на его лице гневно дернулась на миг обнажив белые зубы, он сделал шаг к женщине, положил тяжелую руку на плечо, сжал, вдавливая пальцы в плоть. 
    -Рассказывай. -Прошипел князь.
Она зло полыхнула глазами ему в лицо, было больно.
    -Ты же знаешь чья она. -В том же тоне ответила рыжая. -Подарил он мне ее...
    -Знаю чья. -Прищур виден в свете луны, лицо искажено гневом. -И сделали эту маску специально под него. Говори! -Он ощутимо тряхнул рыжую.
     Боль стала невыносимой, от давления хотелось взвыть. Наверняка останутся синяки. Она рванула плечо в сторону, освобождаясь.
    -МЕРТВ ОН!.. - В порыве гнева выкрикнула Лиса, и как буд-то от осознания собственных слов поникла и уже шепотом повторила. -Мертв…
    -ЧТО? - Удивленный и негодующий голос князя был подобен грохоту моргенштерна вминаемого в латы.
От его крика сердце рухнуло вниз, она и сама не заметила как пятясь назад уперлась спиной в отвесную скалу, свободной рукой держась за саднящее плечо.
    -Откуда ты знаешь? Как это случилось? КТО? -Его голос словно раскаты грома пронесся над пепелищем.
Взгляд Лисы, злой и тревожный снова встретился с глазами Марека. Он должен понять все без слов. Некоторое время он молчит, смотрит на ее дрожащие губы, глаза, в которых плескаются горе и паника, видимые в неверном свете луны.
    -Опиши его смерть.
Она опускает взгляд. 
    -Нет, князь. Не проси…
    -Я спрашиваю здесь, или... -Он указал на стены Гвинделара, прекрасно видимые с этой горы.
По прежнему сжимая маску в одной руке, она бессильно опустилась на землю, слезы потекли по щекам. Голос дрожал.
    -Нож, оборвал его жизнь…
    -Не пытайся меня слезами разжалобить. И не трать моё время. -Он стоял, нависая над нею, подобно скале. -Какой нож? Каким образом? Говори как на духу!
    -Я перерезала ему горло и сожгла тело...Он не оставил мне выбора! -Голос стал жестким, она не скажет князю что он был ей дорог. Не выдаст себя даже видом. От услышанного Марек, казалось, совсем опешил, он тряхнул головой, как будто не соглашаясь с какими то своими мыслями.
    -Я ни за что не поверю, чтобы он  просто так, подпустил тебя. Было что-то ещё. Что? -Его голос стал спокойнее. 
Она резко вскинула голову на князя. 
    -Понравилась я ему… -Посмотрела, выжидая, поймет ли о чем она.
    Князь усмехнулся.  -Да ладно? А это тут...  -Он не договорил, задумался, пристально глядя в глаза. -Продолжай.
    -Он хотел получить то, что ему не принадлежит…
Он оглядел её с головы до ног. -Тебя, что ли? И ты зарезала его в постели? 
Рыжая отрицательно помотала головой. -Нет, прежде, чем он ...
    -Вот как?.. -Князь заметно расслабился. -И ты вскрыла ему глотку, а затем забрала шлем? И зачем он тебе? Он ведь по его мерке делался, как я слышал…
Она помолчала, придумывая как бы выкрутиться. 
    -Я ведь никогда, никого, не ...убивала... -Последнее слово она произнесла как можно тревожнее, как бы показывая всем своим видом, что сама мысль об убийстве противна ее природе. -Он ведь тоже был человек… И имеет право на то чтобы, его вспоминали… -Глаза полны невинности. -Шлем берегу как память. 
Князь присел на корточки. Пальцы в жестких перчатках обхватили её подбородок. Княжий взор пристально вперился в её лицо. 
    -Дань памяти, говоришь? -Он словно догадывался о чём-то. Каким то чутьем, не то охотника, не то правителя.
    -Я говорю правду, княже. -Она подалась чуть вперед, пытаясь дать ему рассмотреть эти невинные и полные слез голубые глаза. 
Пальцы, удерживающие её подбородок, с силой сдавили оный, не позволив приблизиться. 
    -Ты хоть понимаешь кого убила, Рыжая? -Он пристально смотрел ей в глаза произнося каждое слово.
    -Человека, который пытался взять все силой.  
    -Дура ты, Рыжая. Он... -Персты расслабились, а взор княжий ушёл в сторону угля на снегу. -Это человек хоть и был мразью, да только...  
    -Я знаю…-Одними губами прошептала она, отводя взгляд.
     Чуть привстав, Марек достал из поясного мешка небольшой искусно сделанный бурдючок. Откупорил, повеяло пряным ароматом настоенных трав. Взглянув на рыжую, мужчина отхлебнул, прикрыв глаза. Кадык дёрнулся раз, другой, третий. Отняв от губ тару, он взглянул на охотницу еще раз. Помедлил. Затем вновь присел на корточки и протянул ей. От бурдюка пахнуло явно дорогим вином и заморскими пряностями.
    -Пей. Три глотка. Откажешься - повешу.
Ее удивленный взгляд поднялся на князя, дрожащие руки приняли напиток. Осторожно поднеся к губам флягу, она сделала три маленьких глотка. Непривычная к хмельному, поперхнулась на последнем. Прикрыла рот рукой, вытерла губы. В этом напитке, пожалуй, умещалась вся её выручка за неделю.
    -Дай сюда. -Марек взял ёмкость, а затем, тремя короткими взмахами, плеснул вино на земь, себе под ноги.
    -Пусть черви едят твоё тело. -Вполголоса молвил он, закрывая бурдючок и пряча обратно. Проклятие для любого моряка: чтобы плоть досталась не Морскому Змею, а червям что в земле копошатся. Он помолчал.
    В окружении что то изменилось, она подняла голову вверх, несколько снежинок упали на лицо, коснулись кожи приятной прохладой. Марек тоже поднял взгляд к небесам, уловив перемену погоды. Крупные, пушистые снежинки, медленно опускались на землю, укрывая пепелище белым одеялом. Немного помедлив, князь продолжил говорить, но уже тихо, спокойно. Было видно что каждое слово дается ему с трудом. Как тяжело этому сильному духом и телом человеку, вспоминать то, что уже давно прошло, но осталось глубокой раной перечеркнувшей его жизнь на слишком неравные отрезки. Рыжая молча слушала не перебивая, она понимала, что в этот момент он разговаривает даже не с ней... Его слова тихим шелестом уходили в снежную пустоту. Их никто больше не услышит, и они никогда не повторяться здесь. Закончив говорить, князь подобрал горсть девственного, чистого снега, помял в кулаке и отбросил в сторону. Его лицо снова стало суровым, он повернулся к рыжей.
    -Что же мне с тобой теперь делать-то? -Казалось он спрашивал сам себя.
    -Тебе решать, княже…-Тихо произнесла она, понимая по его тону, что он не станет чинить ей вред. 
    -Береги Змеев Лик. -Он кивком указал на маску. -И если хоть краем уха услышу, что ты обмолвилась об услышанном здесь и сейчас. -Ладонь свободная ласково легла на рукоять моргенштерна на поясе.
    -Слово тебе даю, княже.
Усмешка. 
    -Вот и посмотрим, чего стоит твоё слово, Рыжая. Да хранит тебя Спящий Дракон и твои боги. 
Да, именно так и молвил. Ей, охотнице и дерзкой девке, ей, находящейся под его подозрением, ей, убившей человека, что был самим злом во плоти.
     Резко выпрямившись, массивно развернулся.  Под сапогом хрустнули угли утопленные в снег. А затем он ушёл прочь - вниз, в подлесок, где оставил лошадь, прежде чем подняться к безымянной могиле безымянного человека.
Она смотрела ему вслед. Пустой, измученный взгляд провожал статную фигуру князя, еще не совсем веря, что все закончилось. Она тряхнула головой, сбрасывая снежинки с волос. Медленно поднялась, посмотрела на росток дуба и тихо прошептала прежде чем уйти.

    -Прости меня...
 

 

3 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

                                                                                              970668b3cfcd66057ca122a6f876afcc.jpg

 

 

 

 

Ворон любезный


 

Это был мрачный день. И начался он не с дождя, заунывно льющегося с неба, а с какого-то непонятного предчувствия. Все шло не так с самого утра. Проснувшись, первое, что ощутила Сайли, был холод. Обычно в доме, согретом печью, всегда было тепло и даже под утро, когда последние дрова прогорали, и тлеющие угли еще отдавали свой последний жар. Но не сегодня. Едва высунув носик из под одеяла она почувствовала сквозняк, вольно гуляющий по комнатам бревенчатого сруба. Даже угли в жаровне потухли и успели остыть. В доме было неуютно и мрачно. Еще не открывая глаз, она прислушалась. Там из соседней комнаты, ведущей в сени, доносилось приглушенное и размеренное “Тук...тук...тук…”

Рыжая затаилась, испуг ледяными пальцами проник в душу и сжался в колючий, морозный кулак. Хотелось зарыться под одеяло с головой и сильно зажмуриться, как в детстве, чтобы все страхи остались там, по ту сторону теплого и мягкого покрывала, сшитого заботливыми материнскими руками.

“Тук...тук...тук…”

Непонятный звук пробежал по нервам, заставляя перебороть себя и резко откинуть одеяло. Она встала с постели, сделала несколько осторожных шагов, заглянула в соседнюю комнату. Слегка прищурилась, пытаясь понять, что же издает такой стук, ранее не слышанный в этом доме. Когда же глаза немного свыклись, она увидела что дверь, ведущая в сени, медленно отворилась и снова прикрылась “Тук…” а потом еще, и снова. По полу пробежались струйки прохладного утреннего воздуха. Это было странно. Она точно помнила что закрывала щеколду на ночь. Немного успокоившись, Сайли подошла ближе, придержала дверь рукой. Босая нога почувствовала что то холодное и острое под собой. Рыжая отступила, склонившись, нащупала пальцами то, что лежало на полу, взяв в руки поднесла поближе к глазам, внимательно рассмотрела. Вот оно что… Петля удерживающая щеколду в закрытом состоянии, сорвалась с деревянного наличника. Сломалась шляпка гвоздика удерживающая ее на месте и та упала на пол, тем самым позволив открыться двери.

Охотница снова разожгла огонь в печи, выглянула в окно. Убедившись, что дождь все еще идет, она облачилась в свой тёплый балахон и, взяв деревянное ведро, вышла из дома направившись к колодцу. Но и тут все было не так как обычно. На дощатой колодезной крышке ее ждал неожиданный гость. Серый, здоровенный кот, весь промокший, с одним оторванным ухом и облезлым хвостом, мрачно восседавший на колодце, сверкнул глазищами, каждый в крону величиной, а в пасти он держал здоровенную лягушку, еще дёргавшуюся в предсмертных муках.

Рыжая застыла, в нерешительности смотря на слипшуюся, некогда пушистую и длинную шерсть, дымчатого кота.

-А ну брысь отсюда… -она неуверенно махнула ведерком в сторону непрошеного усатого гостя.

Котяра, не двинувшись с места, по хамски долго смотрел на хозяйку корчмы, потом нехотя и, как бы делая одолжение, развернулся, с неестественной для этой туши лёгкостью спрыгнул на землю, несколько раз дернул задней лапой и задрав свой облезлый и местами изогнутый хвост, вальяжно прошествовал в сторону кухни, где и скрылся в зарослях крапивы.  В довершение всей картины, позади рыжей из курятника донеслось запоздавшее “кукареку” хриплым петушиным воплем. Рыжая дернулась от неожиданности,  чуть не выронив ведро из рук, потом облегченно выдохнула и, что-то прошептав про себя, сердито покосилась в сторону пернатого горлопана.

Принеся свежей воды, рыжая умылась, потом достала расщепленную сосновую веточку, почистила зубы. Привычным движением пальца, нанесла мазки белой глины на лицо, рисуя узор отгоняющий зло и неудачу. Так, когда она была еще ребенком, этот узор по утру наносила на ее лицо мама, приговаривая “ужасти и страсти, чтобы вам пропасти.” После этого она улыбалась, нежно целовала в лоб и говорила что не одно лихо не посмеет навредить ее бусинке. Рыжая вздохнула. Так, когда то давно, и, кажется уже не в этой жизни, ласково, называла ее мама.

Но на всем этом, странности не закончились, а давящее чувство тревоги только нарастало с каждым часом.

Примерно к полудню, в корчму забрел странный старец, одет он был в длинные рваные лохмотья, перехваченные в поясе травяной веревкой. Был он сутул и крив на один глаз, деревянный посох, что держал старик, порядком поистёрся и напоминал черную застывшую змею в его костлявой руке. Он медленно шлепал босыми исколотыми ногами по каменной дорожке ведущей от яблоневого сада. Рыжая заприметила его неся добрую охапку сена в стойло, где стоял Унэн. “Раз идет сюда, значит что-то нужно.- Подумала Сайли. -Хоть корчма еще и закрыта, но не гнать же его. Только грех на душу лишний возьму.” С толикой иронии подумала она. Старец между тем, не обращая на нее никакого внимания, проследовал прямиком под навес где, присев на лавку достал из мешка какие-то мелкие камушки и стал перебирать их в ладони. Выложив сено в кормушку и ласково потрепав Унэна в загривке, рыжая подошла к старцу и спросила, что тому будет угодно. На что получила в ответ сначала косой с прищуром взгляд от которого хотелось поежиться, а потом услышала…

-Волос то у тебя красный какой… -Старик причмокнул беззубым ртом. -Не здешняя ты, от того чужая всем. - Он расплылся в беззубой улыбке. - Но деду Неведе это все равно, накорми меня, а я тебе сказку, как дочке родной расскажу… -Продолжая перебирать в руке камешки, закончил старик. Рыжая смотрела на него спокойным и ровным взглядом, “понятно, ведун местный. Больно много их что-то развелось нынче и двух седмиц не проходит чтоб такой вот дед не заглянул. Да, ладно убудет ли…”

Рыжая усмехнулась и ушла в корчму за угощением. Когда вернулась, поставила перед старцем, крынку свежего утреннего молока и добрую краюху хлеба. Не выпуская камешки из ладони, дед свободной рукой ловко отломил кусочек хлеба и обмакнул в молоко, после чего отправил размякшее угощение в рот и, довольно причмокивая стал разжевывать пищу. Охотница присела на лавку, вытерла руки о фартук, пока нежданный гость доедал принесенную ему пищу, она обвела взглядом двор. В траве она разглядела много опавшей но еще зеленой листвы и множество мелких веток, видимо ночью был сильный ветер. Переведя взгляд на холм неподалеку от корчмы,  заметила то, чего раньше там не было. А именно отсутствия того что там раньше было. Еще вчера там стояла сосна. Буря вырвала ее с корнем, и теперь эти самые корни торчали из земли тонкими странными отростками. Немудрено, что петля на двери сорвалась. Ветер он пока легкий, нежным кажется, а войдет если в силу, то и камни огромные что пушинку ворочать может.  Не выдержала дверка ночной бури, как буд-то ее выбить пытались.  Тем временем старец дожевал последний кусок, с усилием сглотнул, потом запил все остатками молока и расплылся в довольной улыбке.

-Спасибо дочка…

Рыжая молча встала, взяла крынку и направилась было к колодцу, ополоснуть, как голос старца раздался снова.

-Я сказочку тебе обещал, дочка. Так вот, сядь и послушай. -Его голос изменился, стал серьезным и твердым. Рыжая обернулась, еле заметно закатила глаза, но из уважения к сединам безумного деда, остановилась, облокотилась плечом о бревно служащее подпоркой навеса и молча посмотрела на ведуна. Тот в свою очередь, закрыл глаза, сложил губы трубочкой, поднес сомкнутые ладони с камушками ко рту и что-то зашептал, потом, резко дернул руками и на стол в разные стороны полетели мелкие камешки и косточки. Дед застыл, открыл глаза, обвел взглядом узор, рассыпанный по столу, и тихо начал говорить…

-Бежала лиса, сквозь овраги и поля, все капканы обошла, все сети порвала, всем глаза замела. Ворон черен в небесах высоко кружит, да глазом острым далече глядит. Куда лиса не шагни, ворон все впереди, где тропку укажет а где и путь обскажет.

Лиса слушала молча, особо не вникая в услышанное. Не верила она ведунам захожим, настоящий ведун сам не придет, только ежели сильная нужда заставит, да и не по ее душу. Что им к ней ходить, девка простая.

-Лиса ягоды найдет, тут же ворона зовет… -Неожиданно старец замолчал, уставившись своим кривоватым взглядом перед собой, на лице отразился ужас, а губы расплылись так, как будто пытался он горь траву съесть.

-Что же ты замолчал дедушка? -С улыбкой спросила рыжая.

Тот повернул к ней голову, а потом хриплым, страшным голосом медленно произнес, глядя ей прямо в глаза.

-Волк того ворона сожрал… -После чего молча поднялся из -за стола и медленно поплелся в туже сторону откуда пришел.

Рыжая остолбенела, голос старца прошелся как мороз по коже.

Она смотрела ему вслед, а в голове как заклинание звучали слова сказанные ведуном.  Что это с ним? Неужто обидела чем деда? Она посмотрела на пустую крынку, может угощение не понравилось? Немного подумав над услышанным, Лиса отмахнулась от нехороших мыслей. Нужно было заниматься делами.

Под вечер дождь прекратился и за несколько минут до заката тучи расступились позволив солнцу, одарить влажную землю своими весенними теплыми лучами. Последние капли, скатывающиеся с навеса весело заиграли искорками света. На тропинке, ведущей с восточной стороны леса, показался силуэт. Это с двухдневной охоты возвращался Илвес. На душе потеплело. Она смотрела как Рысь, уставший и промокший, приближается к ней нежно улыбаясь, и понимала, что безумно соскучилась по нему.   

Сидя за столом, Лиса держала в руках иглу и тонкий обруч с закрепленной на нем тканью, на которой виднелся рисунок нанесенный углем. В корчме сегодня еще не было гостей, и появилась возможность расслабиться и заняться любимым делом.

Илвес, переодевшись и хорошо поужинав, сидел рядом, выстругивая своим охотничьим ножом какую-то фигурку из деревянной чурки. Когда же солнце совсем скрылось и для мелкой работы стало темно, Сайли тихо встала из-за стола и направилась в корчму, туда, где висели котелки с вкусным варевом, медленно подогревающимися над огнем. Илвес убрал нож, отложил фигурку какого то животного в сторону и спросил:

-Будем закрываться?

-Да. -кивнула рыжая. -Потуши огонь, видимо не будет сегодня никого уже.

Пройдя на кухню, она осторожно сняла котелки и поставила их на стол, разворошила угли в печи чтобы те скорее остыли. Взяв со спинки стула вышитое полотенце, снова направилась на улицу, под навес, начала аккуратно протирать столы. Странный сегодня день, начался необычно и заканчивается так же, народа в корчме нет совсем, когда и было то такое в последний раз?

Илвес затушил последний фонарь и подошел к Сайли, ласково обнял сзади и произнес с улыбкой:

-Странно, народа нет никого, даже ворона твоего любезного Росиньёля сегодня не видать было.

“-Волк, того ворона сожрал…” Вдруг эхом пронеслось в сознании. От столь неожиданно жуткой мысли ноги подкосились и она чуть не упала, вовремя оперевшись о деревянную резную лавку. Илвес почувствовал, как ее повело в сторону, удержал ее и помог присесть, с испугом заглянул в глаза.

-Рэу, что случилось? Тебе нехорошо?

Она посмотрела на него каким-то потерянным взглядом, еще не осознавая, что же ее так испугало. А со стороны каменной дороги, ведущей к корчме, тем временем послышался неторопливый конский топот. Звуки эти как удары бича вонзались в душу, Лиса пришла в себя, быстро поднялась с лавки и направилась в сторону приближающегося всадника. Илвес не понимал что происходит, почему так странно себя ведет его Рэу, не понимал но каким то звериным чутьем улавливал ту тревогу, которая нависла над его женщиной, он последовал за ней, предостерегая ее от нового волнения.

Олаф, а именно он оказался столь припозднившимся гостем, неторопливо слез с лошади, медленно снял перчатки убрал в седельную сумку, привязал поводья к деревянной балке, после чего погладил лошадь по носу. Он вообще вел себя странно и, казалось, оттягивал момент встречи взглядом с хозяйкой корчмы. Лиса уже понимала, что случилось что то непоправимое, она протянула руку и тронула княжьего стражника за плечо. Тот замер, закрыл глаза, глубоко вздохнул, потом развернулся и, не поднимая взор на женщину, произнес.

-Пойдем Сайли, -прокашлялся, -присядем.

Ноги сами развернули рыжую и направили ее в сторону навесов, она не заметила как в предчувствии дурных вестей обхватила себя руками за плечи. Подойдя к лавке, Олаф присел, положил руки на стол, провел пальцами по столешнице. Он явно собирался с духом, перед тем как произнести вести с которыми пожаловал.

-Сегодня у сгоревшего драккара налетчиков, подлый хурс отравил Макса Росиньёля. -Он отвел взгляд в сторону, поджав губы в горькой усмешке. -Мы не смогли ему помочь, он погиб.

От услышанного, в глазах поплыли черные пятна, а дыхание провалилось, она положила руку на грудь, пытаясь вдохнуть воздуха, но ком, подступивший к горлу, не давал этого сделать. Слабость тягучим холодом расползлась по телу, не позволяя устоять на ногах.

Мужчины заметили, как женщина медленно начала оседать на землю, и успели подхватить ее под руки.

-Тише, тише. -голос Илвеса, такой родной и нежный, в этот раз не успокаивал, а только лишь сильнее давал ощутить ту потерю с которой ей еще придется свыкнуться.

-Олаф, принеси воды. -тихо скомандовал Рысь.

Пока сотник бегал к колодцу, Илвес крепко держал Рэу, обнимая и гладя по рыжим, разметавшимся от ветра, волосам. Она уткнулась ему в грудь, ее плечи тихо подрагивали, пальцы с силой сжали воротник его куртки. Он плохо был знаком с дрейком, носящим ворона на щите, но знал, что для Сайли он был не просто захожим человеком, он видел с каким теплом этот мужчина относился к ней и как сама Рэу, порой помогала ему, как родному человеку. Он был частым гостем здесь, всегда внимателен, любопытен, иногда даже чересчур. Илвес вспомнил как при первой встречи поймал себя на мысли, что за этим человеком нужно будет присмотреть, но, приглядевшись получше, понял что он ни за что не причинит вреда его любимой Реу. Он коснулся щекой ее головы. Она плачет, и больше даже не телом а душой. “Так можно плакать только над очень близким, родным человеком. -Подумал про себя Илвес.” И снова его рука легко и мягко провела по ее волосам. Он обнял ее еще крепче, пытаясь разделить с ней то горе, которое так внезапно появилось на пороге их дома.

Вернувшись, Олаф протянул глиняную кружку с водой Илвесу.

-Вот, не нашел больше ничего, схватил что первое под руку в доме попалось, держи.

Рысь принял емкость из его рук.

-Давай Рэу, выпей воды.

Она нехотя отстранилась, взяла кружку двумя руками и, тихо всхлипывая, сделала несколько глотков. Потом повернула голову к Олафу, дрожащим голосом спросила.

-Кто это сделал?

-Имя ему Тархан. Князь нанял его в охрану несколько дней назад. После того как он напоил дрейка, отравленным вином, он пытался скрыться, но мы поймали его и сейчас он в темнице. Его допросят и, скорее всего, вскоре казнят.

4 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

                                                                                                                                                         ddf46210bedd98925f103503f2261c43.jpg

 

 

Квадраты железных прутьев

 

 

Все тем же мрачным вечером, но уже ближе к ночи, в корчму приехала Хельга. На ней не было лица. Ее небесного цвета глаза, застилала пелена слез. “Она уже знает - поняла Сайли - знает и тоже не может в это поверить.”

Лиса вдруг вспомнила, каким счастливым был Соловей, когда она рассказала ему план с похищением этой северянки. Как будто подслушав ее мысли, Хельга сидевшая по ту сторону стола вдруг неожиданно произнесла:

-А знаешь Сайли, Макс Росиньёль, был ведь не простым человеком. -Она подняла взгляд на рыжую и посмотрела таким пронзающим взглядом, от которого стало неуютно и тревожно.

“Она знает все -поняла охотница. Видимо, Макс, не удержался и рассказал ей больше чем положено. Ах ты мой глупый, влюблённый ворон, что же ты натворил...”  Лиса выдержала ее взгляд и мягко улыбнулась.

-Да, он был особенным человеком. -Сайли испытующе смотрела Хельге в глаза. -Но раз ты роняешь по нему слезы, значит и тебе он стал, не чужим.

Белокурая красавица смущенно отвела взгляд в сторону.

-Стал… -Тихо прошептала она. А по щекам пробежал еле заметный румянец.

Лиса снова ласково улыбнулась ей.

Женщины молчали некоторое время,  каждая вспоминала одного и того же мужчину. И каждая по-разному. Неожиданно Хельга встала из-за стола, так что тот покачнулся и жестко произнесла.

-Завтра отправлюсь к князю, испрошу разрешения допустить меня в темницу, хочу посмотреть этому хурсу в глаза. -Она с силой сжала кулачки, а из глаз снова покатились слезы.

Рыжая понимающе покачала головой, глядя как белокурая северянка украдкой утирает влагу с лица. Сайли и сама хотела бы посмотреть в глаза Тархану. Но князь точно не допустит ее в темницу. Кто она ему? Нет! И слушать князь не станет!

На миг глаза Лисы вспыхнули искоркой, на губах наметилась еле различимая улыбка, а взгляд снова скользнул по лицу северянки. А вот если Хельга за нее попросит, это другое дело.

-Можно я поеду с тобой? -Тихо попросила Сайли. - Я тоже хочу посмотреть ему в глаза.

-Я буду рада этому. -Быстро ответила белокурая. -Одной и впрямь мне будет не по себе. -Она попыталась улыбнуться.

 

Рано поутру, Хельга и Сайли уже находились во внутреннем дворике замка, молча ожидая князя. Они сидели на красивой резной скамейке, стоявшей напротив каменного фонтанчика, находившегося в центре этой маленькой площади. Лиса разглядывала тонкие струйки воды, ниспадающие с мраморной чаши и задумчиво перебирала пальцами локон рыжих волос. Хельга же печально смотрела на маленький зеленый камушек у себя в ладонях.

Сначала послышался громкий княжий голос, где-то со стороны кузнечной мастерской. Было слышно, как твердыми властными криками, он отчитывает кого-то из своих верных подданных за нерасторопность. Потом же послышались шаги, лязг доспеха и на площадь вышел Марек.

Хельга встрепенулась и быстро спрятала сверкающее зеленью сокровище в рукав своего серого простенького платья.

Князь сердито посмотрел на женщин и жестом указал им подойти.

-С чем пожаловали? -Он глянул белокурой северянке в лицо и заметив следы недавних слез, сочувственно покачал головой.

-Дозволь ваша светлость тому подлому хурсу в глаза посмотреть. -Быстро молвила Хельга, маленькие кулачки ее снова непроизвольно сжались.

Князь поиграл скулами раздумывая, снова посмотрел на девушку, а потом медленно произнес:

-Ну что ж, дозволю. А тебе чего, Рыжая? -Перевел он взгляд на Сайли.

-Позволь княже и мне того хурса увидеть. И за Хельгой присмотрю, негоже ей одной ходить.

-А кто сказал что она одна пойдет? -Усмехнулся Марек. -Ладно, Рыжая, иди с ней. Сам вас, лично сопровожу.

Князь повел женщин внутрь больших замковых стен, потом провел их узкой улочкой, мощеной булыжником, пока не вывел к крепким железным воротам темницы. У ворот стоял охранник - в кольчуге и при оружие. Увидев князя он подобрался и крепче вцепился в копье которое держал в левой руке. Марек толкнул тяжелую дверь и прошел внутрь, а женщины последовали за ним. В помещении было чисто, на стенах висели факелы, а за большим столом восседал внушительного вида мужчина, в странной приплюснутой шапочке, сбоку которой было прикреплено серое перо. Он сонно поднял голову от бумаг над которыми, видимо, карпел всю ночь и увидев перед собой князя, попытался резко подняться. Но не рассчитав, задел рукавом чернильницу, та опрокинулась на документы и щедро окатила его красного отлива камзол. Князь поморщился, махнул на него рукой. “Мол сиди уж” и направился в глубь арочного коридора. Туда, откуда раздавался лязг цепей и тихие стоны.

В конце этого мрачного коридора князь повернул направо и встал у одной из камер. Он оглянулся на женщин и молча кивнул Хельге, указывая на решётку, а сам отошел чуть в сторону.

-Близко не подходить! Мало ли что выкинуть может. -Предостерегающе молвил князь.

Хельга уверенно подошла к решетке и заглянула сквозь железные квадраты прутьев, туда где к стене был прикован истерзанный хурс. Она молча смотрела на него. Рыжая осторожно встала за ней, печально выглядывая из-за ее плеча. Она знала что увидит там.

-Голову подними! -Грозно произнес Марек, обращаясь к заключенному.

Скованный мужчина с трудом оторвал подбородок от груди, а тонкая красная струйка сочилась из разбитых губ. Черные волосы, слипшиеся от крови падали на лицо. Он поднял тяжелые веки и его темные почти черные глаза обратились к стоявшим по ту сторону решетки. Хельга отшатнулась, прижав ладони к груди, а на лице ее отчетливо проступила ненависть.

Рыжая смотрела молча, от сильного и гордого хурса уже мало что осталось. Некогда сильный дух блуждал потерянным бликом, только во взгляде этих черных пронзительных глаз, которые сейчас смотрели безразлично и устало, на черный металл своей клетки. Она разглядывала его еще какое-то время а потом тихо спросила.

-Ты сделал это? -Ее тихий вкрадчивый голос, казалось вырвал сознание хурса из оцепенения. Его глаза расширились, он с волнением стал искал лицо той, что произнесла эти слова. Пелена от боли и страха черными пятнами вставала перед его глазами, когда сквозь решетку он разглядел огненно-рыжие локоны и лицо с узором, нанесенным белой глиной.

-Я… -доносится ответ хриплым, уставшим голосом.

Рыжая, вслушиваясь в этот звук, пыталась понять, его ли это ответ, или быть может местные мастера пыточных дел своими страшными орудиями объяснили ему, где должна быть истина и как звучать в этих стенах. Но с горечью понимает, что мужчина говорит правду. Свою правду. Она опускает голову, осознавая, что надежда на то, что все еще можно исправить, которая теплилась где-то глубоко внутри, тает от сказанного хурсом. На глаза навернулись слезы, она старалась не моргать чтобы не дать соленой влаге пролиться по щекам. Голос предательски дрожал, когда она задавала следующий вопрос:

-Но зачем?

Хельга не могла больше вынести того, что видит и слышит. Она тихо заплакала в ладони и попятилась.

Князь обернулся на стражника, стоящего в коридоре. Он поднял руку и пальцами поманил подойти. Раздался звон кольчуги и Рыжая обернулась на Марека. Ёе взгляд умолял дать ей еще немного времени.

Князь недовольно вздохнул, но все же благосклонно кивнул в ответ на просьбу охотницы.

-Проводи ее. -тихо произнес Марек стражнику, указывая на белокурую северянку. Тот молча поклонился, аккуратно взял плачущую женщину под локоть и направился к выходу. Князь и рыжая снова обернулись к заключенному.

- Он души умерших оскорбил. Не мог я это так оставить, потому как перед костром были души родных моих. -на манер хурсов ответил Тархан.

Рыжая беспомощно опустила взгляд. Возразить нечего, она знает обычаи его народа. И с горечью понимала, что не смогла бы переубедить его, даже если бы знала все заранее.

-Где ты взял вино?

Видя как взгляд сестры с поцелуем огонь матери в волосах печально опустился, стыд ранил его разум в сто крат сильнее, чем искусные пытки княжих палачей. Он сильно зажмурился, а его кулаки сжались в беспомощной ярости. Кровь с новой силой потекла от его искалеченных пальцев по голой руке на грудь. Звенья цепи, что удерживали его запястья звучно ударились о каменную стену.

-У шамана… -Тихо, сквозь стиснутые от боли зубы, отвечал он.

Рыжая горько покивала головой, потом снова заглянула в глаза Тархана.

Стыд рвёт хурса на мелкие кусочки, причиняя внутреннюю боль гораздо сильнее чем боль в теле. И она видит это, видит и понимает что ей не выдержать еще одной потери человека, пусть и чужого своими обычаями и верованиями, но ставшего таким близким ее духу и сердцу.

Она подошла к решетке вплотную, коснулась ладонями холодного железа, понимая, что разговаривает с ним в последний раз. Она даже не сразу находит нужные слова. А в душе как снежный ком нарастает обида, и больше на саму себя, от того что Тархан покидает ее, не дав ей даже возможности, даже попытки предотвратить случившееся там, у сгоревшего драккара. Если бы только она знала, если бы только оказалась рядом…

-Зачем? Почему? Я назвала тебя братом! Кто теперь будет рядом со мной? -Ее губы подрагивают, она смотрит ему в глаза, разум отказывается принимать то, что его скоро не станет.

Тархан смотрел на нее сквозь железные прутья, ощущая всю горечь и боль которую он принес ей. Лицо искажает стыд, одинокая слеза медленно прокатывается по его щеке, на которой видны свежие ссадины и запекшаяся кровь.

-Я не могу тебе помочь…-Её стон, полный боли, вырвался из груди, а слезы хлынули по щекам, размывая белый узор. Душа рвалась на части от невозможности что либо изменить. Слишком много потерь за столь короткое время.

Он опускает взгляд и тихо произносит -Тебя никто не покинет и мой дух на вечно останется с тобой… -А потом шепотом, чтобы не услышал князь, почти беззвучно добавляет. -Как и дух Хотоя.

На плечо охотницы легла тяжелая рука в кольчужной перчатке, давая тем самым понять, что время истекло. Она беспомощно опустила руки от железных прутьев, еще мгновение посмотрела на Тархана, и развернувшись, утерев непослушные слезы, пошла вдоль коридора. Туда где стоял стражник.

Перед тем как уйти, Марек обернулся и бросил пленнику:
- Ты, Тархан, своим ядом, убил двоих... - От князя не укрылось, с какой тоской и в каком горе Сайли приняла саму мысль о скорой казни хурса.

4 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

cronograma-magico.jpg?fit=1920%2C1080

 

 

Новый дрейк

 

     Прошло уже несколько недель после гибели Макса Росиньёля. Боль от потери притуплялась и медленно затаивалась в темном закоулке души, укладываясь там как кошка, чтобы изредка просыпаясь, поскрести коготками о черные стены. 
     Жизнь Лисы, хоть и медленно, но возвращалась в прежнее, привычное русло, а вместе и с наступившим летом в корчме прибавлялось забот. 
     Однажды утром, выйдя из дома за водой к колодцу, рыжая заметила странные следы на земле. Кто-то прошел здесь совсем недавно, в больших подкаблученных сапогах. Отпечатки были свежими - примятая, росистая трава еще не успела подняться. С того момента, как неизвестный прокрался здесь, не прошло, наверное, и часа. 
     Рыжая поставила пустое ведро на землю, рассматривая направление отпечатков. Следы вели к крыльцу травнического домика, а грязь и сырая земля, оставленные тяжёлыми сапогами на ступенях, были тому доказательством. 
     Дверь была чуть приоткрыта. "Вор?" - удивилась женщина - "Но почему в заброшенную избу? Почему не в склад или жилой сруб?". Тихими, кошачьими шагами она приблизилась к алхимической лаборатории, осторожно ступила на старые доски крыльца, легонько толкнула дверь и заглянула внутрь. 
     Следов, выходящих из хижины, видно не было. Но внутри никого не оказалось и только отпечатки грязных сапог виднелись на полу в свете, проникающем из дверного проема. Что-то непонятное, стоящее на широкой столешнице, привлекло внимание женщины. Какой-то странный предмет. 
     Рыжая, уже не таясь, зашла в дом, приблизилась к столу и протянула руку к заинтересовавшей ее вещи. Как вдруг, дверь позади нее неожиданно захлопнулась, а затем раздался шум от ударивших об пол крепких сапог. Она молниеносно обернулась, но незнакомец оказался проворней. Его сильная рука, сокрытая черной перчаткой, стиснула рот женщине. Второй рукой он грубо пихнул рыжую в живот. Ее тело придавило к столу, заставляя изогнуть спину, почти лечь на него. Лиса по инерции уперлась руками в столешницу, а ее глаза расширились от испуга и неожиданности. Человек, схвативший ее, навис сверху, разглядывая. 
     Сам он был высок и худощав, а лицо его отливало болезненной бледностью. Длинные волосы грязно-рыжего цвета были стянуты на затылке, но несколько выбившихся прядей спадали на лоб, перечеркивая его сине-зеленые с солнечным ободком глаза. Взгляд пугал своим спокойствием и безразличием. 
     У незнакомца были узкие губы, а его лицо покрывали шрамы и рубцы оставленные неизвестной болезнью. Рыжая испуганно втягивала носом воздух - от незнакомца пахло травами и едкими смесями. Так когда-то пахло и в этом доме, пока старые хозяева не покинули его.            Этот запах вырвал из сознания детские воспоминания - родители над очагом, тот же аромат, снадобья. Лиса замерла, пытаясь понять,

что делать дальше. Она испуганно бегала взглядом по его лицу, следила за каждым малейшим движением мрачного незнакомца, слышала его дыхание, чувствовала, как рука в кожаной перчатке со скрипом сжимает ее рот.  
     При себе рыжая имела маленький кухонный нож, но и тот было не достать из глубокого  кармана на фартуке. Незнакомец по прежнему нависал над женщиной, разглядывая ее. И было совершенно неясно, чего он хочет. 
    "Илвес…" - она мысленно взмолилась. Но надеяться было напрасно - сегодня он отправился за пик Седого Великана. Туда, где расставил капканы на хищного зверя, и вернется только ближе к вечеру. 
     Взгляд чужака медленно спускался по лицу Рыжей, вниз, на ее одежду. Потом снова поднялся наверх. Мужчина будто пытался понять, кто перед ним. И когда он наконец понял,  его хватка ослабла. Затем чужак отстранился и она услышала его голос: 
        -Вы хозяйка здесь... Простите меня, я напугал вас.  
        Рыжая выпрямилась, утёрла ладонью рот, которого касалась грязная перчатка незнакомца. Она зло посмотрела на него. 
        -Кто ты? И что тут делаешь? -произнесла Лиса. Создав видимость того, что она вытирает руки о фартук, женщина незаметно достала нож из кармана и спрятала его в ладони, не отводя взгляда от бледного высокого мужчины.  
        -Я лекарь. И в здешних местах совсем недавно. Ночью я сбился с дороги и вышел на это место. Здесь было не заперто… -Теперь уже его взгляд настороженно следил за ее действиями. От него не укрылось  то, что в ее ладони затаилось пусть и не серьезное, но все же оружие. 
        Рыжая обдумывала сказанное серым человеком. Пауза затягивалась. Он понимал, что это ему не на руку, снова быстро окинул женщину взглядом, и, заметив небольшую ссадину на ее руке, вдруг подался вперед, протягивая свою. 
        -Я действительно хороший лекарь. Позвольте я осмотрю рану. 
    Она шарахнулась от него в сторону, попасться  в эти руки второй раз могло стать роковой ошибкой. Но с другой стороны, хотел бы навредить, уже сделал бы это. Нужно было обдумать все произошедшее здесь... Она медленно обошла мужчину, оказавшись за его спиной. Он понял, что пугает женщину, и не стал поворачиваться. Только спокойно продолжил говорить: 
        -Позвольте мне снять этот дом, я могу пригодиться. Заработать и оплатить ваше гостеприимство.   
 
        После этого случая прошло несколько дней. Бледный человек продолжил обживать маленькую алхимическую лабораторию. Лиса и сама толком не могла ответить, почему после столь неприятного знакомства она позволила этому странному мужчине остаться жить в корчме. Может дело было в том, что Джейсоб Коил, а именно так звали нового постояльца, готовя свои снадобья, будоражил старые воспоминания о родителях и давно потерянном детстве среди родных.  Проходя мимо его лаборатории, Лиса ловила себя на том, что с упоением улавливает ароматы, доносящиеся оттуда. 
     Человек, столь хорошо сведущий в лекарском деле, мог бы пригодиться Лисе и ее подручным. Оттого Рыжая, улучив момент, предложила Джейсобу поселиться на постоянное проживание в деревне Темное болото, а работать и заниматься лекарским делом, остаться при корчме, в силу того, что здесь есть все, необходимое ему.
     Получив утвердительный ответ, Лиса сговорилась с темноболотцами о том, чтобы они выбрали нового жителя в старосты, так как муж он ученый и в делах благородных сведущий. После же отправили его к князю с уплатой подати от населения. 
     По прибытии Джейсоба в княжий замок, тот представился новым главой деревни Темное болото. Князь, услышав что у поселения, недавно потерявшего главу, - дрейка Макса Росиньёля, - появился новый староста, да к тому же не мужик какой-то, а человек обученный, просветлел и не преминул одарить этим титулом вновь прибывшего Джейсоба Коила. Противиться было глупо, и лекарю ничего не оставалось кроме как взвалить на свои плечи ответственную должность. Так оно и повелось, днем дрейк Джейсоб Коил, а в остальное свободное время лекарь и знахарь.  
  
        Однажды вечером, когда по обыкновению Илвес тушил фонари, а Сайли протирала столы, закрывая корчму, дверь того малого дома отворилась и на пороге показался Джейсоб. Он был бледнее обычного, стоял там в одних штанах, утянутых ремнем, и кожаных перчатках. Волосы в этот раз были распущены и взъерошены. Джейсоба пошатывало, а глаза блестели, как будто внутри него полыхал огонь. Он сделал несколько неуверенных шагов вперед, протянул руку в сторону рыжей и упал прямо на землю.  
        Илвес подбежал первым. Перевернул лекаря, осматривая его и пытаясь понять, жив ли тот.
 Джейсоб был жив, на его губах виднелись остатки какой-то зеленой жидкости, она пузырилась от его слабого дыхания. Судорога, овладевшая им, пробегала по всему телу волной. Она проходила по его рукам и с силой отдавалась в пальцы, которые от каждого спазма скручивались подобно старым корням. Илвес растерялся, видя такое.  
        -Что с ним? Что делать? -С испугом произнесла Рыжая. 
        -Я...Я не знаю. -Ответил Рысь. 
    Но вдруг, неожиданно судороги прекратились. Лекарь застонал и открыл глаза. Он перевернулся на бок, уперся обеими руками о землю, и найдя в себе силы, наконец поднялся на ноги. Илвес было подался вперед, помочь, подхватить… Но бледный одним жестом руки остановил его, не давая к себе приблизиться. В полусогнутом состоянии, неуверенно держась на то и дело подкашивающихся ногах, Джейсоб поплелся в сторону нужника. Через некоторое время, оттуда из темноты послышались звуки извергающегося нутра и тихий продолжительный кашель.
 
    Еще через пару дней Джейсоб пришел в корчму, после того как у подножья седого великана собирал местные травы. В своей заплечной сумке он нес множество растений. Сайли знала что он готовит из них порошки, а затем варит снадобья, после чего нередко пробует их на себе. 
Охотница как раз набирала воду в колодце, когда Джейсоб поставил свою сумку на крышку и протянул руки к ведру. Сегодня он выглядел куда лучше чем обычно, наверно сказалась прогулка на свежем воздухе. Пока лекарь жадно пил прохладную воду, взгляд рыжей упал на его сборы. Там было много трав, но ее внимание привлекло растение с мелкими голубыми цветками и острыми длинными листьями, похожими на широкие иглы.
    -Джесоб, ты знаешь что это горь-трава? -Она серьезно посмотрела на мужчину.
Тот не отнимая ведра от губ, отрицательно помотал головой.
    -Это самое ядовитое растение, в здешних местах. Многие пытались найти его лекарские свойства, но оно создано только для отравления. Видят боги, ты зря собрал его.
    Бледный, наконец то напившись, отдал ведро назад женщине и спокойно ответил:
    -Не стоит вам за меня переживать. -Потом подобрал суму и скрылся за дверью своей лаборатории.

 

     Коил был странным человеком, но самые мрачные закоулки его души открылись гораздо позже. Через некоторое время выяснилось что он неплохо владеет оружием. А случилось это так…
     Та кошка, что тихо спала в душе Лисы, пробудилась и заерзала когда в корчму приехал человек по имени Арман - брат покойного Росиньёля. Одним богам ведомо, зачем в этот злополучный день ему понадобилось подначивать Коила, но своими наглыми придирками к бледному он добился своего. При свидетелях они сошлись на поляне, с боевым оружием и… Тут-то и выяснилось что бледный, худощавый мужчина, владеет не только маленьким ножичком для трав, но и неплохо сражается с мечем в руке. После того как оружие в его руке лишило жизни Армана, Коил не произнес ни слова, отдав меч который ему одолжили для поединка, он просто развернулся и ушел обратно в корчму. “Это страшный человек”-подумала Лиса, провожая взглядом худощавую фигуру лекаря.
     А еще через несколько дней, до Лисы дошли слухи, что на восточном побережье, недалеко от стоянки хурсов, к берегу прибило почти развалившийся корабль. Какими ветрами его занесло и что произошло с судном и командой, было не так важно. Гораздо интереснее было то, что название этого корабля гласило “Сивый Куркуль” 
     Лиса знала, что торговое судно принадлежало богатому купцу, а значит, все что на нем уцелело, могло не просто пригодиться в Темном болоте, но и стоило немалых денег. Была только одна проблема. Связной, что принес ей эту весть, предупредил, что новость о корабле в скором времени дойдёт и до князя. А значит, нужно было торопиться, иначе весь ценный груз который уцелел, мог достаться его светлости Мареку Моргенштерну. А это было бы досадно.
     Собрав подручных и объяснив им задачу, Лиса повела своих людей в то место где, предположительно, находились останки корабля. Когда же они поднялись на борт, оказалось, что весь груз почти в полной сохранности. И его много. Все забрать не представлялось возможным, а от того было принято решение, вынести самое ценное а все что останется, поджечь. Но судьба распорядилась по-другому.            Когда почти все нужное было упаковано, на холме показался конный отряд, возглавлял который небезызвестный

Олаф Честолюбивый, княжий сотник. 
     Уйти без боя уже не получалось. Но тут княжий человек, повел себя странно. И вместо того чтобы сразу ввязаться в драку, он выхватил свое оружие и начал окликивать разбойников. Лиса поднялась на нос корабля и громко осведомилась.
    -Что ты тут забыл, Олаф Честолюбивый?
    -Все что находится на этом судне. -он указал своим клевцом на останки корабля. -Принадлежит его светлости князю Мареку. Проваливайте или отведаете нашего оружия, а может и шкурку Лисью с собой прихватим. -Остальные стражники засмеялись в голос, а на лице Олафа проскочила ядовитая ухмылка.
    -А дубинка не коротка ли? -ехидно осведомилась Рыжая.
     Олаф прекрасно помнил свою первую встречу с Лисой у старой княжеской шахты и то, как играючи она повергла его в бессознательное состояние и отобрала выданное самим князем оружие: прекрасной работы, железный увесистый шестопер. И как после этого случая некоторое время позорно носил простую дубину на поясе, как обычный корчемный охранник.
     Такого стерпеть он не мог.
    -Ах ты мразь! -В гневе выкрикнул он женщине. -Спускайся и я покажу тебе на что способна моя дубина. 
     Лиса рассмеялась, громким злобным смехом. 
    -Спускайся тварь! -Повторил сотник уже плохо контролируя себя.
     Лиса посмотрела на него с презрением. Она понимала, что силы сейчас не равны и стоит избежать стычки. Но вот отойти без боя не было уже возможно. Она спрыгнула на песок и выхватила оружие. Первые удары пришлись по щиту сотника. Лисе было на руку то, что княжий человек плохо контролировал себя из-за пелены ярости застилавшей его разум. Он промахивался вкладывая в удары свое бешенство и по инерции тянул тело за замахом, и все было почти решено, но стрела вонзившаяся в плечо рыжеволосой, опрокинула чашу весов не в ее пользу.
      К тому же среди людей князя она заметила знакомо-бледное лицо нового дрейка - Джейсоба Коила. Она помнила насколько хорошо этот человек сражается с оружием в руках и подумала что было бы хорошо избежать схватки с ним лично. Между тем каленый наконечник буквально жёг плоть - боль пронзала сознание, сбивая дыхание с привычного ритма, а рука держащая оружие в мгновение ока, ослабла. Ее подельники сражавшиеся чуть поодаль, поняли что их атаманше нужна помощь и приняли единственно верное решение.
     Они бросились в сторону леса, туда где дожидались их верные лошади, вскочив в седла, они на бешеном скаку ворвались в отряд княжих людей уже почти окруживших Лису, внося смятение в сплоченный отряд и давая отступить женщине. 
     Рана была пустяковой, но приносила неудобства и боль. Добравшись до охотничьей стоянки, банда разъехалась в разные стороны, дабы в случае преследования не попасться всем вместе. Лиса, добравшись до корчемного склада, слезла с коня и юркнула внутрь. Стиснув зубы покрепче и зажав себе рот рукой, она отломила древко стрелы и откинула в сторону, мозг захлестнула волна боли, она чуть не закричала.        Потом, достав свое повседневное платье из заплечной сумки, она с трудом переоделась. Осмотрев рану, попыталась вытащить острое железо, но недостаточно верно провернула наконечник в ране. Боль снова пробила её сознание, будто в плечо вбили раскалённый в кипящем масле гвоздь. Дёрнувшись, Лиса потеряла сознание, упав на мешки с зерном в углу сарая. Сколько она пролежала так, ей было неведомо, но придя в себя первое что она услышала были шаги за дверью. Кто-то приближался. Она не успела спрятаться за стеллажами с пустыми бутылками и вошедший заметил ее. Он встал на пороге, его силуэт, высокий и худощавый застыл в дверном проеме. 
     -Хозяйка. -Тихо позвали.
“Джейсоб, наверно он заметил Унэна стоявщего у склада.”
     Скрываться уже было бессмысленно, она осторожно вышла из тени держась за раненое плечо, молча смотря в глаза Джейсобу. Сейчас все зависело от того, что он скажет. Если он умен, то не станет докапываться до событий которые могли произойти с охотницей. И он не разочаровал ее.
     -Рану нужно обработать. -Безразличным голосом произнес он, кинув быстрый взгляд на женщину.
      Она молча, не сводя с него взгляда кивнула. Бледный развернулся и направился к своему домику травника. Лиса последовала за ним.           Проходя мимо Унэна, она посмотрела на коня, тот было потянулся к женщине за своим любимым лакомством в виде кусочка яблока,

но поняв что хозяйка ничего для него не припасла в этот раз, удрученно фыркнул и принялся щипать сочную траву. 
      Войдя внутрь домика, лекарь молча кивнул на уютный лежак в углу. “Мол, садись” А сам отвернулся к полкам над столом, выбирая нужную булочку с лекарственным настоем. Лиса осторожно присела, рассматривая его худощавую фигуру. Потертый балахон спускался почти до пят. На поясе висел маленький кожаный кошель, по виду в нем лежало что-то легкое, почти невесомое. Денег там явно не водилось. Волосы мужчины в тусклом освещении, приняли почти черный оттенок. Также она заметила маленькие ножны на его поясе.   Слишком маленькие. Возможно там острый ножик, которым он срезает нужные части растений чтобы не повредить их, подумала Лиса.
Наконец Джейсоб обернулся, держа в руках одну из скляниц. 
     -Снимай. -тихо произнес он, смотря на женщину. Взгляд пустой и безразличный дал понять что он не причинит вреда. 
      Рыжая осторожно приспустила платье с плеча, открывая рану. 
      Джейсоб приблизился, осматривая торчащий кончик стрелы, недовольно цокнул языком. Потом снова обернулся и протянул руку к ящику, достал оттуда небольшие клещи, которые совсем недавно заказал у местного кузнеца. Ловко подцепив остатки стрелы, на время замер. Пристально посмотрел женщине в глаза. Та все поняла и свободной рукой зажала себе рот, закрыв глаза. Один ловким движением он потянул кончик стрелы из раны, тот с трудом поддался, но все же вышел из тела. Кровь брызнула на платье. Лиса громко застонала от боли. Джейсоб быстро откупорил бутылку и плеснул жидкость в открытую рану, а после обнял женщину и прижал ее лицо к своей груди, не давая ее голосу сорваться на крик. Она забилась в его руках, рану нестерпимо жгло. 
     -Терпи. Так нужно. - Удерживая рыжую, спокойным голосом произнес он.
      И она терпела, понимая, что ей это на пользу. Когда же боль утихла, Джейсоб отстранился, достал чистые тряпицы и туго перевязал плечо женщины. Она снова надела платье, и тихо поблагодарила его.
      Он ничего не ответил, только чуть дольше задержал на ней свой взгляд, как бы раздумывая о чем-то. Потом снова повернулся к ней всем телом и сказал.
     -Закатай рукав, нужно выпустить плохую кровь.
Она подняла на него взгляд и нахмурилась. Его голос показался ей странным. 
     -Ты доверяешь мне? -снова тихо спросил он.
      Рыжая некоторое время раздумывала, но подчинилась. Закатав рукав своего платья она протянула руку бледному человеку.
Джейсоб достал свой маленький, острый ножик, немного странной формы, взял руку рыжей и легонько полоснул по коже. Кровь тонкой струйкой потекла в деревянную плошку, вовремя подставленную лекарем.

 

Продолжение следует...

 

 

4 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

bef4cc29abaca1b5e680082f4d8b04399946a6d4.jpg

 

 

Коил Вторая часть Кровавая Длань



На следующий день Сайли проснулась с полным ощущением, что ее как будто пропустили через мельничные жернова. Тело ныло и жаловалось на недостаток отдыха, да еще рана от стрелы нещадно ныла.

За окном было пасмурно но, прислушавшись, Лиса поняла, что дождя вроде бы нет. “И на том спасибо” подумала она и повернула голову к мужу.

Илвеса рядом не оказалось, видимо, он уже проснулся, и сейчас, наверно, делал что-то во дворе.

Вставать очень не хотелось, но повседневные дела сами себя не сделают. Так что пришлось заставить себя подняться с постели и пойти одеваться.

Она подошла к стулу, на котором висело ее платье, взяв его в руки, она с сожалением вспомнила, что вчера, когда лекарь помог ей вытащить стрелу, кровь обильно залила подол. Развернув платье она убедилась, что так и есть, и ей это не приснилось. Запах запекшейся крови ударил в нос вызывая отвращение, Рыжую неожиданно согнуло вдвое и желудок чуть не вывернулся наизнанку. Придя в себя и положив платье обратно на стул, она направилась к шкафу и, порывшись в нем, достала другое, совсем простенькое льняное платьице. Одевшись, она снова подобрала грязную одежду и, взяв в сенях ведёрко, отправилась к колодцу.

Илвеса она увидела под кухонным навесом, он потрошил пойманного зайца, весьма упитанного. “Сколько же я спала?”

Поставив ведро на колодезную крышку, она подошла к мужу. Тот услышал ее шаги и обернулся. Он посмотрел на Рэу с улыбкой и весело произнес.

- Ты проснулась, Рыжик? -Он поднялся со скамьи, отложил охотничий нож в сторону, которым разделывал мясо и, осторожно, стараясь не потревожить плечо женщины, обнял одними руками, так как ладони его были перемазаны в крови.

    - Пожалуйста будь осторожней в следующий раз, а лучше вообще откажись от этого ремесла. Я боюсь за тебя. - Мужчина посмотрел ей в глаза. Она молча потянулась к его лицу и нежно поцеловала, так ничего и не ответив.

- Как долго я спала? Ты успел проверить силки? - глянула за плечо Илвеса, рассматривая довольно крупную заячью тушку.

Илвес обернулся.

- Да, но не те что в роще на севере. Я вчера заметил следы, здесь, недалеко от охотничьей стоянки, там в подлеске силки поставил, сегодня смотреть пошел, а там этот... - Он подбородком указал на тушку.

- Приготовишь его сегодня? - Он снова повернулся к Сайли, мягко улыбнувшись.

 

Ближе ко второй половине дня, пока Сайли разжигала огонь на кухне, а Илвес рубил поленья на дрова, в корчму вернулся Джейсоб, выглядел он очень плохо. Лицо было бледным как никогда, он медленно плелся по каменной дороге идущей от столицы. Видимо сегодня дрейку досталась выматывающая работенка. Не обращая ни на кого внимания, прошёл в свою лабораторию, было слышно как он с силой закрыл дверь на засов.

Рыжая стояла в кухне, помешивая ароматное варево. Заметив, что жар под котлом уменьшился, она подошла к поленнице, что примыкала к алхимическому дому, ее взгляд упал на замутненное окно, привлеченный движением внутри.Увиденное вызвало неподдельное удивление. Не сразу поняв что было не так в том что она увидела. Но приглядевшись получше поняла, что так явно не укладывалось в голове.

Джейсоб стоял у стола без перчаток. Впервые за все время их знакомства она видела его без них. Кожа на руках была мертвенно серая с черными пятнами, испещренная язвами и глубокими рубцами. Он явно был болен и такой болезни Рыжая никогда не видела, даже что-то похожее не встречалось ей. Она осторожно ступила чуть в сторону и стала наблюдать за действиями бледного. Тот, в свою очередь, готовил какую то смесь в ступке. Она видела как он добавил желтую пасту, внешне очень похожую на мед, какие то травы, растертые в порошок, золу или что-то подобное, еще какие-то ингредиенты. Наконец, получив тягучую мазь, он осторожно смазал свои руки, втирая в измученную кожу лекарство. После, внимательно осмотрел свои пальцы, ладони, запястья и, удовлетворенно кивнув, снова надел перчатки. Рыжая хотела уже было уйти дальше по своим делам, но тут заметила как Джейсоб украдкой оглянулся на дверь и достал что-то из под стола. Охотница вгляделась. Маленькая деревянная миска, та, в которую вчера лекарь сцеживал ее кровь. Он подержал посудинку в руках, рассматривая содержимое, потом взял склянку с прозрачной жидкостью, плеснул в миску несколько капель. Затем взяв с полки мерную лопаточку, длинной узкой рукоятью, стал размешивать содержимое. А после сделал уже совсем нехорошее: он поднес тару к губам и начал оттуда пить, медленно, прикрыв глаза. Несколько капель просочились в уголок губ и потекли по подбородку мужчины.

Рыжая вскинула руку, прикрывая рот, ее снова накрыла волна тошноты. В ужасе от увиденного, она отступила на шаг, зацепив что-то на земле. Раздался грохот... Вот тут-то и случилось то, что повлекло за собой череду судьбоносных для Лисы событий.

Джейсоб заметивший, что за окном кто-то есть, резко повернул голову и, конечно, же заметил рыжую хозяйку, что с ужасом наблюдала за его действиями. Она еще стояла в оцепенении от увиденного, прикрывая рот рукой. Лекарь же, полыхнул на нее злобным взором, потом отставил миску на стол, медленно утер кровь с подбородка, рукой облаченной в перчатку, пристально смотря в глаза женщине сквозь мутное оконное стекло. Потом развернулся и направился к выходу, он явно собирался что-то обсудить с ней.

Сайли поняла, что он идет по ее душу, и дернулась от испуга чуть не упав. Чьи-то сильные руки подхватили ее, она услышала родной голос:

-Осторожней, милая. Ты кого так испугалась?

Увидев теплый взгляд мужа, она даже растерялась, потом обернулась на алхимическую лабораторию. Джейсоб стоял на крыльце и смотрел в их сторону, потом досадливо поджал губы и ушел обратно.

-Что это с ним? -Спросил Илвес, смотря как за лекарем захлопывается дверь.

-Не знаю. -Быстро ответила Лиса. -Принеси пожалуйста ведро воды.

 

Рассказать Илвесу о том, что она увидела, было страшно. Как он мог отреагировать на действия этого и так ему неприятного человека? А памятуя о том, что бледный хорошо сражается на мечах, становилось страшно от того, что может случиться, вздумай Илвес разобраться со странным лекарем. Да и к тому же, Джейсоб теперь дрейк его светлости, а значит с ним как минимум надо дружить. “Поторопилась ты Лиса, ой поторопилась” пронеслось у нее в голове. Но пока Илвес рядом, он не посмеет что-либо сделать. Иначе бы не стоял как столб на крыльце. А еще, то, что она увидела, можно использовать в своих целях, ну, по крайней мере попробовать. Вот только подумать над всем нужно, и хорошенько.

Пока Илвес находился в относительной близости, Джейсоб украдкой наблюдал в окно за хозяйкой корчмы, но стоило мужу отойти, как лекарь поднялся и направился к выходу из домика, в надежде явно застать рыжую одну. Но и тут его опять ждала неудача. На крыльце он столкнулся с человеком, тот стоял с мученическим выражением лица и держался за левую щеку, которая сильно распухла.

Прознали, видимо, местные о том, что лекарь-ученый здесь подрабатывает, вот и повадились приходить кто за чем. Сейчас вот, явно зуб гнилой бедному мужику покоя не давал. По совести сказать, Джейсоб особо новой должностью не кичился и помогал всем кто к нему приходил. А бывало это в последнее время все чаще. Бледный вздохнул, косясь на Сайли, и пригласил мужичонка в дом.

Но день для Джейсоба, видимо, с самого утра выдался трудным, да так же и продолжился. Не успел от него выйти человек что пришел лечить зуб, тут же к дверям его травнической явился еще один, явно хромавший на правую ногу, осторожно постучав, получил короткий ответ из-за двери:

-Жди.

Так и провозился Джейсоб с простым людом пока не стемнело. А там уже и корчма открылась и Илвес постоянно был рядом, приглядывая за собравшимся народом. Рыжая, надо сказать, далеко от него не отходила, так как лекарь на этот раз вышел к народу и со всеми вместе сидел за обширным столом, сонно ковырял вилкой в поданной ему пище.

Последующие несколько дней, было тихо. Джейсоб, казалось, оставил свои попытки поговорить с рыжей, может, просто забыл, а может, решил что вреда она ему не причинит, тем что знает о нем немного больше.

И так бы оно все и улеглось, но на третьи сутки после происшествия, случилось нехорошее.

По утру рыжая отправилась кормить многочисленную живность, и стоя у курятника, получила сильный удар по голове сзади, тут же потеряв сознание. Даже вскрикнуть не успела. Очнулась она в корчме на втором этаже. Оглядевшись, увидела рядом сидящего Брона, тот хмурился и молча смотрел на Лису, он был при оружии и держал в руках маску.  

Она попыталась подняться с постели, но боль резко пронзила голову, давая понять, что удар не прошел для нее бесследно. Она коснулась макушки и обнаружила нехилую шишку, до которой было больно дотрагиваться. Рыжая посмотрела на Брона с прищуром.

-Прости хозяйка… -услышала она виноватый голос подручного.

-Что тут происходит? -настороженно осведомилась Лиса.

Подельник вздохнул и начал рассказывать.

-Вчера в Темное Болото, прилетела стрела с запиской. Там была указана сумма и работа, которую нужно выполнить за эту сумму.

-И что за работа такая?

-Выкрасть и доставить в нужное место одного человека. Женщину. -Брон тревожно посмотрел Лисе в глаза. Та с трудом поднялась, держась за голову, присела на край кровати, еще не до конца осознавая смысл сказанного.

-И чье имя было указано в письме? -сквозь стиснутые от боли зубы спросила девушка.

-Твое, -тихо ответил мужчина.

Она резко обернулась на него, боль снова острой иглой пронзила мозг.

-Но я не стал этого делать, я решил сам поймать заказчика. Для этого мне пришлось оглушить тебя. Прости.

-И каким же образом ты хотел поймать его? -прошипела Лиса.

-Я должен был привезти тебя в лес на восток. Когда я оглушил тебя, то сразу принес сюда, закрыл дом на замок, а сам отправился в указанное место, но там никого не оказалось. Заказчик не явился. Наверно, он понял что я хочу его обмануть.

-Мне нужно домой… -тихо произнесла рыжая, вставая с постели. Она внезапно почувствовала себя без оружия словно голой.

Брон придержал ее за руку, помогая подняться.

-Подожди, я пойду с тобой. -Он встал следом и направился к двери.

Лиса остановилась, внимательно рассматривая Брона, как будто впервые его видела, а после спросила.

-Сколько тебе было обещано в письме?

Тот пожал плечами и тихо ответил.

-Тридцать серебра. За живую и невредимую.

Они спустились к выходу, Брон осторожно заступил дверь перед Лисой и тихо, вкрадчиво, произнес:

-Такую же записку получил и Белозар. В нем я уверен, но кто знает кому еще было отправлено послание. Будь осторожней. До вечера я побуду в корчме, пока не вернется Илвес.

Рыжая кивнула, соглашаясь, а после серьезно посмотрела ему в глаза и добавила:

-Я расплачусь с тобой, за то что выполнил заказ и оставил живой и невредимой.

-Не стоит, я предан тебе и без оплаты. -Он отступил от двери, давая женщине пройти.

Лиса на это ничего не ответила, она уже раздумывала, как найти заказчика, и, если все удастся то с него то она и возьмет деньги на оплату услуг своего коллеги.

Выйдя во двор, она заметила, что у их с Илвесом домика стоит человек, мужчина, на лице маска из плотной кожи, осторожно озираясь он заглядывал в окно деревянного сруба.

Брон тоже его заметил и, подняв щит, направился к непрошенному гостю уже не таясь.

Тот, в свою очередь, увидел приближающегося вооруженного щитоносца и тоже выхватил оружие, направившись ему на встречу. Когда же мужчины сошлись ближе, раздался голос из под маски.

-Брон, ты что ли?

-Белозар? Что ты тут делаешь?

Мужчина в маске, тот кого назвали Белозаром, опустил оружие, осторожно огляделся по сторонам и стянул маску, быстро пряча ее за пазуху. Потом посмотрел на рыжую и тихо добавил:

-Я так понимаю, ты тут за тем же зачем и я. Получилось поймать заказчика?

Брон вздохнул и пожал протянутую руку друга.

-Нет, не поймал. В назначенное место он не явился.

-Жаль, значит и ко мне на встречу не явится. -Он посмотрел на рыжую, стоявшую шагах в двадцати от них и крикнул. -Сайли, у тебя все хорошо?

Рыжая кивнула, пристально наблюдая за мужчинами.

 

Этим же вечером, когда Илвес уже собирался делать обход, Сайли подошла к мужу и тихо спросила:

-Можно я с тобой пройдусь?

Он удивился. Такое пожелание от его Рэу он слышал впервые, но ничего не сказал, только внимательно посмотрел на женщину и кивнул.

Во время обхода, взор рыжей порывисто блуждал по окрестностям, выдавая нервозность, пока Илвес не выдержав, не остановился, немного резко схватил жену за плечи и, внимательно глядя ей в глаза, спросил:

-Что случилось? Расскажи мне. -В его голосе слышалась тревога, оттого, что он чувствовал какую-то опасность, грозящую его семье, но не мог понять, откуда именно.

Рыжая молча смотрела на него, раздумывая, стоит ли рассказывать. Она понимала что Илвес будет переживать, а ей так не хотелось чтобы он беспокоился. Чтобы влезал во все это. Он ведь не разбойник, вовлекать его, означало в какой-то степени сделать его одним из них. Нет, он, конечно, узнал о ее ремесле, и случилось это не так давно, но она всячески пыталась оградить его от своих темных дел.

Решение было принято и пока они медленно обходили корчму, она поведала ему о случившемся. Конечно же Илвес сразу направился под навесы и подсел к медленно попивающему пиво Брону.

-Рассказывай. -Он уставился на грозного детину который по вечерам подрабатывал в корчме распеванием песен под лютню.

Тот поперхнулся золотистым пенным напитком и в ответ уставился сначала на Илвеса, а после перевел взгляд на Сайли. Та молча кивнула.

Мужчина некоторое время с прищуром смотрел в глаза рыжему охраннику, пожевывая губы, видимо, не зная как поступить.

Илвес тем временем явно терял терпение.

-Рассказывай, - повторил он уже совсем сердитым голосом.

- Я не доверяю ему. -Тихо просипел Брон. Потом придирчиво осмотрел всего Илвеса и, выпрямившись на скамье, а затем выпятив грудь вперед, грозно спросил рыжего. - Где ты был вчера вечером и сегодня все утро до полудня?

Илвес, услышав такой вопрос приподнял брови и непонимающе, с удивлением, посмотрел на Сайли. Та прикрыла глаза и еле слышно рассмеялась:

-Брон, я открою тебе секрет. Илвес мой муж. Ты не на того думаешь. -Она мягко улыбнулась мужчине.

-Муж? А… Вот как. Хм… Прости Илвес, я не знал, -смутился громила и перешел на более спокойный тон.

Рысь ничего не ответил, только снова нахмурился и продолжил разглядывать барда, но уже не так придирчиво.

-Где сейчас Белозар? -строго спросил Илвес.

-Не знаю, я не видел его после того как он сегодня ушел из корчмы. -ответил Брон, потом посмотрел внимательно на рыжеволосого и спросил.

-Ты думаешь что это он? Вернее что он может прельститься деньгами и предать Лису?

-Тише ты! -прошипел Илвес на громилу, оглянувшись по сторонам.

-Прости… Но я уверен что Белозар не станет предавать Сайли, -прошептал в ответ Брон. -Я в этом уверен.

Он насупился и шумно засопел, напустив на себя обиженный вид.

-И все же я буду присматривать за вами. -Ответил Илвес, грозно глядя в глаза собеседнику. Потом поднялся из-за стола, обернулся к жене и произнес уже спокойным мягким голосом. -Будь рядом.

 

В этот вечер в корчму приехало много народа. Собравшийся люд добро налегал на выпивку, все реже вспоминая про закуски, голоса становились громче, настроение собравшихся поднималось. Из под уличных навесов разносился гогот и веселые песни Брона. Сайли как всегда, находилась при гостях, сменяя блюда, подливая выпивку и вовремя унося пустую тару. Такого скопления народа в корчме давненько не было. Даже лекарь и тот сегодня выбрался за общий стол, попивая сидр и угощаясь яствами. Илвес по своему обыкновению, находился рядом, как всегда тихо наблюдал за посетителями. Рыжая всегда изумлялась этой его способности ничему не удивляться, а только молча смотреть за порядком не вмешиваясь в веселье, но вовремя пресекать любого рода нарушения. Да так ловко и вежливо, что самые отчаянные сорвиголовы, рядом с ним вели себя послушно и смиренно.

Как и всегда в корчму в этот вечер пожаловали и новые люди, среди которых, оказался человек по имени Годфруа. Увидев хозяйку корчмы, он произнес слова похвалы ставя, акценты на красоте и миловидности рыжей Сайли. Это, конечно же, не очень понравилось Илесу, он хмуро глянул на нового человека, но так и не сказал ни слова, все так же оставаясь спокойно стоять на месте и следить за посетителями. Оно и правильно, ведь практически никто не знал, что этот рыжий молодой, но уже возмужавший юноша, приходится законным мужем Сайли, хозяйке заведения.

Позже в корчму приехали и княжьи люди - сотник Олаф и Баломир. Они прошли к общему столу, громко приветствуя простой люд. Завидев Джейсоба в простой монашеской робе, сдержанно кивнули, на что получили ответный кивок и, усевшись за стол, весело потребовали сразу несколько кружек пива.

Веселье продолжалось, хмельное текло рекой, песни становились все веселее, а некоторые уже успели даже прикорнуть сидя за столом уткнувшись носом в миску с угощением.

Веселую гулянку нарушил неожиданный крик со стороны яблоневого сада, а через миг на двор корчмы вбежал человек. Это был Йорди, он, запыханный, пытался объяснить что за ним кто-то гонится. Илвес понял сразу что произошло, и тут же услышал приближающееся хрюканье и повизгивание. Несколько стрел пущенных в темноту на звук, достигли цели но не умертвили ее. Кабан вбежал во двор визжа не своим голосом, одна стрела застряла у него в морде чуть ниже глаза, вторая попала в холку и покачивалась при каждом его скачке.

Илвес снова натянул тетиву лука и выпустил еще одну стрелу, когда кабан несся на выдохшегося Йорди мимо него, стрела попала точно в шею, пробивая глотку и артерию кабана, тот по инерции бежал еще некоторое время и, наконец споткнувшись, прочертил всем своим огромным телом по земле, уткнувшись мощным пятаком в сапоги Йорди, да так и застыл.

Кто-то из уже изрядно напившихся посетителей вышел из-за стола - посмотреть, что за шум творится на дворе, пьяненьким голосом сначала заржал а потом громко и четко произнес:

-А вот и свежая закуска прибежала!

Ему ответили несколько не менее пьяных одобрительных возгласов. Илвес убрал лук за спину, подошел к Сайли.

-А что Реу, может нам правда его приготовить сейчас на огне?

Рыжая улыбнулась и кивнула.

-Пойду огонь разведу, разделай его пока. -Она поцеловала мужа в щеку и направилась к уличной кухне.

Пока выпивохи дивились большому рылу незваного гостя, а потом пили за упокой звериной души, Илвес уже отсек окорок и принес мясо на кухню.

-Тебе помочь? -с улыбкой поинтересовался он у женщины.

-Нет, посмотри пока за гостями, а то пьяные сильно, там вон уже вроде драка намечается. -Она посмотрела за спину мужа. Тот обернулся и действительно заметил как два молодца, что-то упрямо доказывали друг другу стоя у стола.

-Пойду-ка на арену их провожу. -нахмурился Илвес и пошёл к столам.

Пока рыжая насаживала мясо на вертел, вся шумная компания перекочевала из-за стола к посыпанной песком площадке, где тут же послышался подбадривающий свист нетрезвых зрителей.

Туда отправились все, все  кроме...Джейсоба Коила. Тот встал из-за стола и медленно направился в сторону рыжей. Она искоса смотрела на него, сидя перед огнем очага. Сердце застучало сильнее - что он собирается делать?

Когда между ними оставалась каких то пара метров, со стороны дома, послышался голос Илвеса, он шел к кухне. Джейсоб сразу же замер, делая вид, что подошел к колодцу, набрать воды.

-Пойдем милая, мясо никуда не денется, посмотришь как Баломир сегодня будет побеждать. Я поставил на него пару монет. -Он нежно поднял Рэу за плечи, обнял и повел ее в сторону арены. Джейсоб, отставив колодезное ведро, отправился за ними.

Баломир стоял у плетня и ждал своей очереди на потешный бой, пока двое других крепких мужчин размахивали кулаками на песке. Большая часть их ударов находила друг друга и попадала  примерно туда куда они метили, оставляя шишки и синяки.

Но тут сбоку послышались громкие голоса и брань…

Баломир, ждал, пока двое мужиков, что сошлись на арене, намнут друг другу бока, пихнул приходящего в себя Йорди.
- А что, знать, кабана с собой привёл, потому что выпить не с кем? - Спросив это, беззлобно усмехнулся.
Однако Йорди, которого зверь по лесу гонял очень долго, шутки не принял - даже наоборот, вспылил:
- Что?! Да ты, итить, знаешь, как сколько он за мной бёг?! Да я там чуть духа не лишился, живот еле уберёг!
- Ладно, ладно, - пошёл на попятный столичный травник, широко распахнув глаза. Такой «отповеди» он никак не ожидал.
- Да я... Да ты чего ладнаешь мне тут? - не унимался хуторянин, - Да ежели бы не Илвес, этот свин и тебя бы на клыки тут поднял, потом сам себе припарки продавал бы!
- А вот мои припарки моё дело! - Тут же начал заводиться лекарь.
- И следи вот за ними, а не про моих собутыльников да кабанов шутки шути!
- А ты мне не указ тут...- махнул у него перед лицом рукой Баломир
- Что?! Ты мне тут ещё по морде заедь давай! - завёлся уже всерьёз Йорди и начал засучивать рукава...
- Хэй, хэй, уважаемые, - встрял в перепалку Илвес, быстро шагнув вперёд и вклиниваясь между спорщиками, - хотите драки, так подождите пока с песка уйдут, вот и будете выяснять, чьи тут где припарки с кабанами.
- Да я его...
- Да он тут...
Назревала буча.

-Джейсоб принеси ведро воды. -крикнула рыжая лекарю, позабыв об осторожности.

Илвес пытался разнять дерущихся, а потому не видел что происходило дальше.

 

 

Продолжение следует...

 

Изменено пользователем Saille
2 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

art-dom-noch-les-fonar-luzhi.jpg

 

 

Коил Вторая часть Роли поменялись

 

      Рыжая пробежала на кухню, вспомнив что нужно снять мясо с огня, Джейсоб же, двинулся к колодцу набрать воды, или ей так только показалось. Не успела она склониться над очагом, как мерзко пахнущая тряпка закрыла ей рот и нос, сильная рука прижала ее так крепко что вырваться и тем более закричать не вышло. А через пару мгновений сознание поплыло цветными пятнами и она уснула упав, негодяю на руки.
Джейсоб дотащил ее к сараю за которым уже стояли две лошади.
Он закинул рыжую на одну из лошадей, сам же сел на вторую и направился в лес. Довезя до укрывища он взял тело женщины на руки, и занес ее в сарай, положил на земляной пол, после чего закрыл дверь на засов. Снова вернулся к рыжей и крепко связал ей запястья, прижав к щиколоткам. Женщина все еще была без сознания.
 Джейсоб достал склянку с резко пахнущей жидкостью и поднес к носу рыжей. Вдохнув, та поморщилась. Благо действие сонных паров давно закончилось и она быстро пришла в себя. Осматриваясь по сторонам, охотница пыталась увидеть в темноте хоть что-то, или кого-то, кто так нагло умыкнул ее прямо из дома. 
    Джейсоб тем временем сделал шаг и присел перед женщиной.
    -Вот теперь мы наконец можем поговорить. Здесь не будет лишних ушей. 
Сайли узнала этот голос. 
     - Джейсоб? Добрался все таки. -С ухмылкой произнесла охотница. -Чего ты хочешь?
    Он достаточно хорошо видел во мраке, его глаза редко наблюдали солнечный свет, а потому были привычны к темноте. Лекарь видел как Сайли со злостью на лице произнесла это, но не выдала эту злость голосом.
    - Хочу предложить сделку. Ты знаешь обо мне то... Лишнее, о чем знать не стоит. А я знаю о том, что ты разбойница, да не простая. Судя по рыжим волосам и отказу разбойников тебя похищать, ты и есть та самая Лиса. - Джейсоб заметил, что взгляд рыжей поменялся. 
    - Поэтому предлагаю тебе твою жизнь в обмен на некоторые условия нашего с тобой существования на этой земле.
    -И что же это за условия? -Она пристально посмотрела на бледного человека.
    -Ты знаешь, о моей некой слабости, ты видела меня в окно моей лаборатории, и мы оба знаем это. Потому я предлагаю тебе свою работу в качестве лекаря, для твоих людей и помощника в ваших темных делах. А в обмен, я буду получать свою долю. Также никто ни о чем не узнает. Ни о том кто ты, ни о том что я иногда делаю.
    -И ты готов встать под руководством женщины? -Лиса удивленно подняла бровь. Она знала что он ответит дальше, не того типа человек. Не станет он слушаться никого и тем более женщины.
    - Нет, мы будем лишь сотрудничать. С меня и князя достаточно, - ухмыльнулся он. Последние слова явно были произнесены с иронией.
    -Сотрудничать? -тихо рассмеялась Рыжая. -Нет, так не пойдет. Как же я тебе тогда доверять смогу? Вставай полностью под мое управление, тогда поверю.
    - Не пойдешь на сделку, тут и убью, а за одно и Илвеса твоего.
    При этих словах, рыжая встрепенулась, на лице отразился звериный оскал, она тихо прорычала:
    -Тронешь его, и я тебе сама глотку вскрою, а надо будет и с того света достану. 
Он рассмеялся в голос, а потом произнес:
    -Вот за то, что ты его любишь, я его и убью.
    Рыжая дернулась всем телом, пытаясь высвободиться, но туго стянутые на запястьях и лодыжках веревки не позволяли хоть сколько - нибудь нормально пошевелиться.
    -И интересно, какую же смерть ты придумал для меня? -Она задавала вопросы в надежде потянуть время.
    - Я просто прирежу тебя. -Его голос был до дрожи спокойным и не оставлял сомнений в том, что он сделает это, если будет нужно. -И поверь мне я могу делать это долго и мучительно. - Он хищно осклабился.  
    Лиса бесшумно сглотнула, она понимала что он не шутит, такая смерть никак не устраивала ее. Вообще никакая не устраивала. Она пристальней посмотрела ему в глаза, окинула его взглядом, насколько позволяло тусклое освещение, а потом произнесла:
    -А может, все же на моих условиях сойдемся? Ты умный человек, ты умеешь обращаться с ядами, ты можешь быть очень полезен в нашем непростом деле. Вставай под мое командование и станешь моей правой рукой. А своих людей я берегу. Что скажешь?
    - Я назвал тебе свои условия. Не хочешь принимать, останешься здесь, либо живой либо мертвой. Но и живой ненадолго, голод и жажда вскоре убьют тебя мучительнее, чем это сделал бы я. 
Тут на улице послышались быстрые шаги, шелест кустов и чье то тяжелое дыхание.
-Помогите! -Что было сил закричала рыжая. 
Джейсоб было прянул вперед, закрыть ей рот, но не успел, донесся ответный крик.
-Рэу!? -голос Илвеса, тревожный и громкий раздался уже по ту сторону двери.
-Илвес, здесь Джейсоб, осторожней! -Сейчас рыжая не думала о том что будет с ней, все ее мысли были лишь о том как защитить его, самого дорогого ей человека, который уже пытался выломать дверь в этот старый сарай. 
Бледный же вел себя странно, он поднялся на ноги и то ли не знал что ему делать, то ли специально ждал, когда муж охотницы выломает дверь. 
-Илвес, я всего лишь хочу поговорить! -Крикнул в почти слетевшую с петель дверь Джейсоб. 
Но грохот повторился снова и снова. И вот дверь отлетела в сторону, противно заскрипев и покосившись держась на уже одной единственной железной петле. Илвес ворвался внутрь, его дубина летела прямиком в лицо Бледного, тот проворно отклонился повторяя как заклинание:
-Мне нужно с ней поговорить.
Еще замах, и вот дубина тяжело приложилась о плечо Джейсоба на этот раз не успевшего увернуться. Он понял что Илвес не остановится и выхватил шестопер пытаясь проскочить мимо разъяренного мужчины на улицу, где явно было свободней и удобнее сражаться. Но Илвес, тоже понимая это, не давал ему вырваться из узкого пространства, нанося удар за ударом. Улучив момент, Джейсоб все таки проскочил под рукой рыжеволосого, отходя от сарая и перехватывая шестопер покрепче в руке. Илвес ринулся за ним, снова послышались звуки борьбы. Но Лиса уже не видела их. Она молилась, впервые за очень долгое время. Молилась и слушала, стараясь понять кто побеждает. Одновременно пытаясь освободиться от крепких пут что стянул на ней Бледный. 
И вдруг все стихло. Только чье-то тело повалилось на землю ударившись о бревенчатую стену сарая. 
Рыжая вскинула голову и, затаив дыхание, всматривалась в дверной проем. 
-Рэу!? Ты как, милая? -Илвес снова ворвался в сарай падая у ее ног на колени, откинув дубину в сторону и пытаясь развязать веревки.
Она молча смотрела на него, по щекам потекли слезы. “Живой” мысленно выдохнула она и крепко зажмурилась. 
-Что он с тобой сделал? Он тебя ударил? -Рысь поднял взгляд на лицо охотницы наконец развязав туго затянутые узлы и, увидев что она улыбается ему сквозь слезы, обнял, прижимая к себе и зарываясь носом в ее волосы.
-Все хорошо, со мной все хорошо. -Тихим, плачущим голосом ответила она и прижалась к нему, благодаря всех богов за то, что уберегли его.

Назад рыжая шла пешком, ведя в поводу коня на которого они с Илвесом погрузили связанного дрейка. Ее тошнило от одной мысли о верховой езде. То ли от той отравы коей усыпил ее Джейсоб, то ли от волнения что пришлось пережить сегодня. Охотник шел рядом ведя второго коня. 
-Давай убьем его. -Коротко произнес Илвес.
Она молчала. Раздумывая, над предложением мужа…
    - Он опасен. Он подговорил твоих же людей против тебя. Он чуть не убил тебя, - продолжал Илвес тревожным тоном.
    -Он в первую очередь, все же проверил моих людей, да и к тому же если мы убьем его, кто расплатится с ними? -так же спокойно ответила Рыжая, обходя очередное крупное дерево.
     - Предлагаешь оставить его лишь до поры оплаты? - Охотник кинул взгляд на край болота, маячивший впереди и чуть слева. - Может, всё таки отправить его к Болотному Хозяину?
    -Ты прав милый. -После некоторых раздумий ответила женщина. -Но послушай, он дрейк. Его будут искать. И в первую очередь в корчме. А нам это не на руку. Его видели все, перед тем как он утащил меня. А значит спрашивать будут с нас. Князь снова вспомнит что там где рыжая, там и беда.
    Илвес остановился, стиснув зубы. Проклятье... В его разуме шла борьба: желание устранить столь опасного человека прямо здесь и сейчас, и опасение за свою женщину, которой ведь и впрямь не поздоровится в случае пропажи Джейсоба.
    Неизвестно, что бы он решил в итоге - судьба распорядилась иначе...
Где-то справа меж деревьев и густых кустов на миг вспыхнул неровный свет, а затем, занявшись основательнее, вскинул язычки пламени повыше. Как выяснилось, шагах в сорока, у подножия небольшого холма, какой-то бродяга запалил костерок, желая переждать ночь.
    - Проклятье... - обронил с досадой дантемарец, тяжело вздыхая. 
Она проследила за его взглядом и тоже увидела пламя. 
    -Вот же...-Лиса тихо выругалась. Мысли о том чтобы подарить болоту мерзкого лекаря теперь уже точно не осуществима.
    - Рэу, нам лучше обойти вдоль кромки болота, - молвил охотник, поворачивая лошадь напрямую к берегу топи. Животное, всхрапнув и дёрнув головой, последовало этой указке, тем самым окончательно раскрывая их присутствие здесь.
    - А-айсь? Чево тама? - послышался хрипатый голос с той стороны, где виднелся огонь. Не прошло и пяти ударов сердца, как из-за кустарника вышел кривоватый на одно плечо мужичок, держащий в руках лёгкий арбалет и палку. 
Неизвестно, как он собирался их пускать в ход таким образом, но это сейчас было наименьшим по важности своей вопросом. - Чево за люд по болотам шарит, а-айсь?
    - Гхм! Мужик, ты сам-то чего тут с оружием бегаешь? Лихой челвоек, поди? - нарочито грозно бросил в его сторону Илвес, делая шаг вперёд и расправляя плечи. Могутный мужчина в свете луны выглядел ещё плечистее.
    - А-айсь? Да, чо ты, чо-о ты! - аж руками замахал мужик, едва не роняя наземь свой арсенал. - Какой я тать-то?! Глаза разуй!
    - Гхм, да, и впрямь никакой, - впервые улыбнулся Илвес, кинув взгляд на замершую Сайли.
    - Во-во, и я об том жеж! А вы, люди добраи, кем будете-та? - Любопытным взглядом кривоватый начал шарить по их одежде и, что самое паршивое, по неопознанному, пока что, «свёртку», перекинутому через седло одной из лошадок.
    Рыжая, молчавшая до этого момента и напряженно следившая за мужчинами, заметила как бродяга пытливо рассматривает не только их но и поклажу, осторожно заступила кулем висящего Джейсоба и тихо произнесла.
    -Холодно, идти нам нужно. А я смотрю вы тут обосновались на ночь или живете здесь? Так вы смотрите осторожней говорят разбойники шалят. -Она обхватила себя за плечи показывая что зябнет и что вообще лучше поторопиться...
    Охотник, шагнув к жене, приобнял её за плечи, чуть прижал к себе. Затем, кинув взгляд на мужика, быстро скинул помятую и порванную шестопёром куртку, после чего быстро накинул своей Рэу на плечи.
    - Да, и впрямь, задерживаемся уже. А болезный наш совсем околеет, и так падучая его подкосила... - От добавленной в голос горечи даже пытливый ум не дошёл бы до мысли, что это лишь игра.
Мужичок покивал.
    - Эт да, хворь она такая гадкая! А от татей лесных я вон, - потряс арбалетом, - запросто, значит! Ну дык идите, идите, неча бедолагу вашего тут холодить.
     - Удачи тебе, мужик. Гляди, чтобы болотницы какие не вылезли. - Дантемарец, с благодарностью кивнув и улыбнувшись в сторону мужика, махнул сложенными щепотью пальцами крест-накрест, словно ночную тварь солью ядрёной посыпал.
     Бродяга, расстрогавшись, приложил руку  к груди, - так и не озаботившись убрать арбалет, отчего ткнул себя его плечом в грудь, - и, охнув, ушёл обратно, к ксотру, где его товарищ уже, кажется, пристраивал здоровенный кабаний окорок над огнём.
     Дождавшись, пока мужик отойдёт, пребывающий в напряжении Илвес медленно и протяжно выдохнул. Руки, которыми он обнял плечи женщины, чуть подрагивали: он ведь и впрямь, не будучи татем, был сейчас готов лишить жизни невинного человека.
    -Теперь точно убивать нельзя, по крайней мере не сегодня. -Тихо шепнула рыжая мужу. -Давай в корчме закроем, а завтра решим что с ним делать, если что, он ведь и случайно в колодец упасть может, но при свидетелях и желательно княжих. 
    Охотник, коротко, но горячо, поцеловал Сайли, после чего улыбнулся.
    - Хорошо, Рэу. Так и сделаем. 
На том и порешив, они продолжили свой путь.

Наконец, добравшись до корчмы, они бросили дрейка связанным в старый сарай стоящий поодаль от заведения, предварительно сняв с него все снаряжение, оставив лекаря в одних портках утянутых льняной веревкой.  Илвес запер деревянный склад на большой добротный замок.
-Пойдем домой, посидит до завтра, не помрет. 

На следующее утро, проснувшись, Сайли и Илвес вместе вернулись к сараю, и зайдя внутрь обнаружили что с дрейком все более или менее нормально.
Он посмотрел на них одним открытым глазом, потому как второй сильно заплыл от хорошего удара дубины. Затем закашлялся и снова молча уставился на вошедших, нагло улыбаясь и показывая всем своим видом, что ему безразлично что они собираются с ним делать.
Рыжая опустилась рядом с бледным и протянула к его губам бурдюк с водой.
-Пей. -Коротко произнесла она.
Жадно отпив воды, он явно взбодрился, после чего спокойно, даже безразлично уставился на Илвиса. В его руках он заметил краюху хлеба.
    -Решили сытого убить? -усмехнулся лекарь.
    Илвес медленно опустился на корточки перед пленником, внимательно оглядел его с головы до ног.
    - Хотел бы убить, убил бы. Но она... -Илвес метнул тёплый и самую чуточку неодобрительный взгляд на Сайли, - убедила меня этого не делать.
    Рыжая тем временем встала около двери и просто молча слушала.
Джейсоб перевел взгляд на Сайли, спросил. 
-Ну и каковы условия, помимо "услужливости," ты предлагаешь? -произнес он с еле заметной ноткой отвращения в голосе.
Она молча кивнула на Илвеса. "Мол, слушай что он скажет"
Тот коротко кивнул и вновь посмотрел на рыжего.
 -Ну и каковы условия? -Повторил он.
Илвес, мягко поглаживая кончиками пальцев рукоять топора на бедре, молвил:
    - Я хотел тебя убить. Но Сайли попросила этого не делать, и я выполнил эту просьбу. Запомни это. Твоя жизнь, теперь принадлежит ей. Я понимаю, вам, южанам, в большинстве своём плевать на некоторые клятвы и обязательства, но всё же, заруби себе на носу: она спасла твою душонку. Ты теперь ей обязан каждым вздохом своим лишним.    
Потом пытливо заглянув врачевателю в глаза, убрал руку от топора и потянулся к ножу. Сняв его с пояса, приблизил плашмя к виску связанного мужчины, а затем чуть надавил, дабы тот ощутил прохладу стали. Пара волос, от одного этого прикосновения, медленно слетели на пол. Это был очень острый охотничий нож.
    - Я развяжу тебя. Но при одном условии: ты здесь и сейчас поклянёшься, что ни прямо, ни косвенно не навредишь ей. Ты ляжешь костьми, чтобы она выжила. И не будешь ей вредить никаким иным способом.  Лишение свободы, как недавно, это тоже вред.
    -Я и не собирался ей навредить, и свободы не лишал, просто это была моя маленькая просьба о разговоре наедине, не более. Ну только пришлось слегка жестко договариваться. -Он повернулся к Рыжей и взгляд его виновато опустился. -Методы убеждения у меня такие, прости уж.
Было непонятно, серьезно говорит дрейк или издевается над ними произнося эти слова. Но следующая его фраза, все так же с опущенным взглядом в сторону Лисы, дала понять что он говорил серьезно.
    -Илвес, перчатки верни, и только не говори, что надевать пытался.
Но тут Сайли тихо спросила, сердито глядя на Джейсоба.
    -Я помню нашу первую встречу. И у тебя была возможность убить...
    -Но не убил. -Он поднял взгляд на рыжую. -И, как ты понимаешь, не убью. Хотел бы, давно бы померли, даже не заметили бы от чего. Илвес, перчатки верни. -Прикрикнул с еле заметной мольбой в голосе бледный.
Сайли посмотрела на мужа. “Дантемарец явно отныне не поверит ни единому слову этого... врачевателя-кровопийцы.”
    - И не думал даже, напяливать твои тряпки. - Он криво улыбнулся. - Разве что шестопер по нраву пришёлся. Но, как видишь...
    Илвес выразительно глянул на свой пояс, демонстрируя, что там и ныне покоится именно его дубина, купленная охотницей ещё в первые дни найма в охрану корчмы. Потом снова посмотрел на дрейка и потребовал.
    - Поклянись. Я не слышал слов клятвы.
    -Сначала перчатки. -Упрямился связанный.    
- Ты не в том положении, чтобы ставить условия. - Голос Илвеса стал жёстче. Таких нот от него здесь никто и никогда не слышал.
Рыжая неожиданно присела рядом с Джейсобом, посмотрела внимательней на его руки.
    Малая усмешка появилась на его губах, руки были в язвах и во множественных коростах.
 -А болезней вы видать мало знаете, скажи спасибо, что стараюсь не шевелить руками, так бы заразились. Перчатки говорю! -Он выжидательно посмотрел обоим в глаза и добавил. 
-Негоже нарушить клятву, сразу после того как дашь её. -Явно намекая на то, что если срочно не закроет свои болячки, то заразит их.
    Услышав его слова про болезни и вспомнив как некоторое время назад этими перчатками он закрывал ей рот, Лиса поежилась. 
Джейсоб довольно хмыкнул, заметив как Сайли дернулась. 
-Не бойся, перчатки эти не дают заразе вылезти наружу. Если бы они не выполняли свою работу, ты бы давно померла, как и многие посетители корчмы.
    -Хорошо. Рэу, - Илвес встал, выпрямляясь, - я сейчас принесу все его вещи. Или он без чего-то обойдётся?
    -Я думаю, пока, он обойдется только своей одеждой. -Она задумчиво посмотрела на руки пленника еще раз.
    - Хорошо. - Внимательно взглянув ещё раз на пленника, Рысь вышел из сарая, отправившись за перчатками, сапогами и балахоном Джейсоба.
    -Лиса, а ты мстительная. -Усмехнулся бледный. -Сначала я, разговаривал с тобой связанной, а теперь вот наоборот.
Она не улыбнулась, только молча смотрела на него, ожидая возвращения муж. 
Через пару минут Илвес снова вошел в сарай и посторонившись, скинул на пол сумку с одеждой.
    - Здесь твой балахон, перчатки и сапоги.
    -Илвес, аккуратно развяжи веревки, и советую руки сразу помыть с дегтем. Уж три дня раны не смазывал, заразные очень.
    При этих словах Сайли еле заметно отшатнулась назад.
    Но Илвес не спешил развязывать лекаря. Смотря в глаза пленника он поиграл желваками раздумывая, а потом сказал. 
-Сейчас ты, сидя вот там, будешь клясться Сайли в том, что жизнь за нее положишь и вреда чинить не вздумаешь. И вот после этого я сам лично тебе дам нож, а уж с вервием сам справишься, не чадо.
    -Ну уж куда деваться, хоть я и без клятвы ей не навредил. -Джейсоб постарался пошевелить связанными плечами, но у него мало что получилось. 
-Только как я уже и сказал, не стану клятву давать пока перчатки не надену.
    Рыжая доселе внимательно и терпеливо слушавшая их пререкания, вздохнула, взяла нож из рук Илвеса, нежно посмотрев в его глаза и резко приставила нож к горлу бледного мужчины, надавила так, что он постарался отодвинуться и задрал голову чуть вверх, дабы острое лезвие не нанесло вреда. 
-Ты сейчас сделаешь так как говорит Илвес, или мне придется тебя убить, посмотри мне в глаза и поклянись что ты не причинишь вреда, ни мне ни ему. -Она надавила ножом еще сильнее. 
-Говори! -прикрикнула она.
Понимая, что выхода нет Джейсоб произнес. -Клянусь, что рука моя не тронет ни тебя, ни мужа твоего, Илвеса. -Он медленно произносил каждое слово, четко, с короткими паузами между ними. 
-А теперь позвольте снять путы и я дам вам Клятву куда более ценную, чем клятву пленника под страхом смерти.
Рыжая посмотрела на Илвеса, как бы спрашивая взглядом, верит ли он этому человеку и сказанному только что им.
    - Хорошо, пусть так. - Мягко коснувшись плеча жены, дантемарец ткнул ногой в сумку с вещами, подталкивая поближе к Джейсобу. 
- Сайли, кинь нож ему за спину и отойди. Дальше сам справится.
    Она еще некоторое время смотрела на Илвеса, а потом повернулась к пленнику и спросила. 
-Когда ты пил ту кровь, там у себя в доме. Чья то кровь была? Кого-то из моих людей?
    -Твоя, после того как стрелу тебе вытащить помог. Но  у меня не оставалось выбора, я не особо жалую женскую кровь.
    Рыжая задумалась, потом как-то странно улыбнулась, больше сама себе, видимо что-то вспомнив, подошла ближе к Джейсобу и с силой воткнула нож в пол, рядом с его руками. Нагнулась к его уху и спокойным голосом произнесла. -Запомни свои слова.
    Медленно, стараясь не делать резких движений, он подвинулся на кинжал, и стал ритмично тереть веревки о режущую кромку ножа. Веревки с шелушением начали прорезаться. Некоторое время спустя Джейсоб начал чувствовать, что кисти стали свободны, и он окончательно срезал путы. Взял  нож, стал резать веревки которые опутывали его грудь.
Сайли следила за его движениями,-доверие так просто не заработаешь, -потом посмотрела на Илвеса.
    - Когда развяжешься, повторишь клятву, уже обстоятельнее. Я упоминал не только о "не трону пальцем", но и вообще причинении какого-либо вреда прямо или косвенно. - Цепкий взор охотника следил за каждым движением дрейка.
Покончив с веревками, Джейсоб аккуратно бросил, какое никакое, но оружие, в сторону Илвеса, и потянулся к своим вещам. Достав перчатки, привычным движением он натянул их на руки и наконец стал вставать на ноги, накинул на себя свой балахон и повернулся к Сайли и Илвесу.
    -Не трогай нож. -Быстро произнесла она обращаясь к мужу.
Тот досадливо скривился. Это был дорогой нож.- Кхм.. Хорошо.
    -Ну а теперь, -сделав маленькую паузу, Джейсоб склонил голову и приложив правую ладонь к сердцу, развернулся к Сайли. 
-Клянусь своими знаниями и умениями, и душой моего учителя, что не стану чинить вред, тебе Сайли и мужу твоему Илвесу, да не коснется проклятие моё тел ваших. -Подняв голову взглянул прямо в глаза женщины, оценивая, верит она ему или нет. Реакция Илвеса его не особо-то и заботила.
    Рыжая выслушала его сбивчивую речь, он явно никогда такого не говорил, потом снова подняла взгляд на Илвеса, ожидая что он скажет на такую клятву, он явно знал лучше обычаи этого народа.
Дантемарец кивнул.
    - Годится. Нож мой себе оставь, раз замарал. - Охотник усмехнулся. - А я, пожалуй, тогда твой шестопёр возьму. По взгляду было понятно, что возражения он не примет.
    -Верю тебе. И еще... в разбойничьи дела тебя пока посвящать не стану. Работай лекарем неприметным. А там видно будет как оно все образуется. -Лиса отошла от Джейсоба и встала у двери.
    -Толку мне от охотничего то ножа, скальпель мой где? А по поводу шестопера, мне он и не нужен, потому как понимаю, что оружие мне при вас лучше не носить. По крайней мере пока.
    - Скальпель твой затерялся. То ли выпал, то ли ещё чего. Так что... - Пожав плечами, юноша отступил на шаг к двери, а затем последовал за, теперь уже, атаманшей самого дрейка, готовый к удару в спину.
    - А, и да… -Он развернулся в дверях, глянул на Сайли и Джейсоба.
- Что людям скажем? Когда ты её выкрал, я большую шумиху поднял.
 

 

 

 

 

2 пользователям нравится это

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти